Приветствую Вас Гость | RSS

Век млекопитающих - Age of Mammals

Понедельник, 21.08.2017, 00:10
Австралийские экосистемы

Дело в том, ниша верховного хищника в Австралии была занята, но не зверями. Три великих наземных охотника здесь обладали холодной кровью, ледяным взглядом и бесконечным терпением рептилии — это гигантский варан Megalania prisca (по разным оценкам 6 - 9 метров в длину и 700 - 1500 кг весом), гигантский наземный удав Wonambi (6 м в длину, 30 см в поперечнике и до 600 кг весом) и, наконец, Quinkana fortirostrum — наземный крокодил, представитель вымершего подсемейства Mekosuchinae. Ноги его стояли под туловищем, как у волка, но вместо перепончатой крокодильей лапы они оканчивались чем-то вроде копытец носорога. Череп был длинным, высоким и узким, так что жевательные мышцы развивали огромную силу, а челюсти были иззубрены и снабжены длинными кинжаловидными зубами. Похожим черепом, только более крупных размеров, некогда обладали динозавры-тераподы… Бронированный, как и все крокодилы, способный к стремительному бегу по засушливым саваннам Австралии, Quinkana fortirostrum, вероятно, наводил ужас на первых людей, прибывших в этот "заколдованный мир".

Неудивительно, что архаичные сумчатые млекопитающие просто не смогли вытеснить подобных конкурентов и занять нишу верховного хищника. Нужно помнить, что в условиях достаточно ровного жаркого климата рептилии обладают рядом преимуществ по сравнению с млекопитающими. Они гораздо устойчивее к стрессам, ранениям и ядам, у них очень низкий болевой порог, развитые защитные покровы, в результате крупные пресмыкающиеся почти неуязвимы для врагов. Страдают они, в основном, только от внутривидовой конкуренции. Последняя же со временем только повышает уровень приспособленности вида. Наконец, в связи с медленным обменом веществ и низкими энергозатратами у них очень большая продолжительность жизни, долгий репродуктивный период и им нужно намного меньше пищи. Именно поэтому даже хищные пресмыкающиеся могут формировать весьма плотные популяции на ограниченной территории — вспомните скопления крокодилов в водоемах Африки. В результате получается, что если какая-то ниша уже занята рептилиями, а сформированного эффективного конкурента из зверей нет, то развитие в этом направлении затруднено — плохо адаптированному млекопитающему, только начавшему движение в эту сторону, просто некуда будет ткнуться. Преимущества высокозатратной энергетики млекопитающих проявляются прежде всего при сильных сезонных колебаниях температуры, в тропиках же они, в общем, ограничены и заключаются прежде всего в высоком развитии высшей нервной деятельности и особенностях размножения. У австралийских сумчатых же, в силу особенностей строения их мозга и связанного с ними негибкого поведения, а также низкой, по сравнениями с плацентарными, скоростью размножения, шансов вытеснить хищных рептилий не было.

Таким образом, в отличие от всех остальных районов нашей планеты, где в четвертичном периоде ведущую роль всегда играли млекопитающие, и пищевую пирамиду в разное время увенчивали мезонихиды, креодонты и, наконец, настоящие хищные, В Австралии на вершине стояли гигантские рептилии. Думается, именно для защиты от таких врагов мейолания вынуждена была приобрести и такие колоссальные размеры, и все свои рога, шипы и щитки, и могучий хвост.

Мир Австралии был уникален не только потому, что "там живут странные сумчатые звери, которых больше нигде нет и которые очень древние". Во-первых, сумчатых млекопитающих было столько, и они были так разнообразны, что нам сейчас это трудно даже вообразить. Саванны и леса материка представляли собой подобие современных биоценозов Африки, со своими экологическими эквивалентами носорогов, буйволов, антилоп, диких собак, гиен и даже леопардов. Во-вторых, и это, наверное, главное — до начала последнего "великого вымирания" сама совокупность видов, сами связи в этой системе были почти невероятны для четвертичного периода. Австралийские экосистемы представляли собой удивительную реликтовую смесь архаичных млекопитающих, предки которых вышли на авансцену истории еще в мезозое, и аналогов мезозойских же рептилий, только место хищных динозавров заняли огромные вараны и наземные крокодилы, а место крупнейшего растительноядного (всеядного?) существа заняла огромная черепаха.

Катастрофическое вымирание мегафауны Австралии началось раньше, чем вымирание в других районах планеты, около 50 - 30 тыс. лет назад, но мейолания смогла продержаться достаточно долго. Гибель этого вида наступила, когда, вероятно, был окончательно разрушен крайне хрупкий здесь экологический баланс. Резкое ухудшение климата после начала потепления, как и много раз до этого поставило местные зооценозы на грань коллапса, но теперь здесь уже жили люди и собаки динго. На континенте начались процессы, никогда не происходившие здесь до этого: выжигание лесов и искусственные степные пожары при загонной охоте, ловушки и отравленные дротики и копья, уничтожение кладок яиц и молоди гигантских хищных рептилий, громадных нелетающих птиц и черепах, облавы у водопоев в условиях иссушения климата, коллективная охота на гигантских травоядных сумчатых, которые ранее почти не знали врагов и не были подготовлены к нападениям, наконец, появление в среде несообразительных и в большинстве своем малоподвижных сумчатых зверей умных и организованных стайных хищников — динго. Вероятнее всего, антропогенное давление сыграло роль спускового механизма для начала цепной реакции изменения растительных сообществ, видового состава зооценозов и далее - вымирания крупных травоядных, а за ними и плотоядных животных континента. Как считают многие экологи этой страны, сегодняшние биоценозы Австралии — лишь бледная тень совсем недавнего прошлого… Возможно, потеря этого удивительного мира была едва ли не самым трагичным событием современной истории планеты.