Приветствую Вас Гость | RSS

Век млекопитающих - Age of Mammals

Четверг, 27.04.2017, 15:47
"Жуткий волк"


"Зловещие волки" выделяются некоторыми систематиками в особый род Aenocyon, включавший три вымерших вида. Они довольно внезапно появляются в Северной Америке около 400 тысяч лет назад и успешно сосуществуют с обыкновенными волками вплоть до конца плейстоцена. 10 тысяч лет назад этот род вымирает без всяких видимых причин. То, что эти звери появляются резко уже в "готовом виде" и не обнаруживаются никакие следы их эволюции в Северной Америке, заставляет предполагать, что они тоже явились мигрантами. Возможно, родина этих животных — горные степи Южной Америки, где недавно был найден череп волкоподобного зверя возрастом более миллиона лет с рядом характерных особенностей "ужасных волков". Их отличия от настоящих собак лежат исключительно в области строения черепа и зубной системы, и наименование "зловещий" эти "волки", а вернее — волкообразные существа, получили именно благодаря последним. Голова и челюсти их были гораздо больше, тяжелее и массивнее, чем у современных волков, а зубы — просто громадными, являясь самыми большими зубами среди всех собачьих за всю историю Земли. Мощный затылочный гребень и особенности сочленения черепа и шеи говорят, что звери держали голову очень низко, возможно, ниже линии спины и часто использовали мощные резцы и клыки для захвата и перетаскивания очень тяжелой добычи волоком. Зубы, череп и челюстной аппарат организованы так, что животное могло смыкать челюсти с невероятной силой и раздавливать самые толстые кости. Кроме того, "зловещие волки" отличались исключительно грубым скелетом и мощной мускулатурой. Общие размеры их тела в иногда в полтора раза превосходили размеры обыкновенного серого волка, но это скорее исключение. В большинстве случаев "зловещие волки" были почти одного роста с серыми волками, однако это не мешало им быть явно сильнее. Согласно некоторым подсчетам, средние размеры скелетов "зловещих волков", найденных в асфальтовых ямах Калифорнии, даже на 8% меньше чем у серого волка. Впрочем, это может объясняться и тем, что в липкие природные ловушки попадались, в основном, слишком молодые и неопытные звери, привлеченные увязшими там ранее жертвами. Строение их тел отличалось еще одной чертой — кости конечностей были заметно легче, чем у серого волка. В сочетании с общей массивностью корпуса и головы, это заставляет многих ученых предполагать, что "зловещие волки" были хуже приспособлены к бегу и двигались скорее шагом или медленной трусцой, а не легкой неутомимой рысью, как это делают современные серые волки. Тем не менее, при необходимости они тоже могли преследовать свою жертву с неиссякаемым упорством и в конце концов настигали ее. Вышеуказанные особенности Aenocyon dirus привели к тому, что большинство американских палеонтологов рассматривает этот вид не как конкурента серого волка — непревзойденного охотника, а скорее как его экологическое дополнение. Он расценивается как специализированный американский падальщик, которому не требовалась ловкость и скорость настоящих волков, а только мощность и выносливость, чтобы найти и убить уже умирающее крупное животное либо отогнать от падали конкурентов. Вполне вероятно, что размеры и сила "зловещих волков" позволяла их стаям отбирать добычу почти у всех других хищников.

В пользу последней гипотезы говорит еще одно обстоятельство: мозговая камера Aenocyon dirus была заметно меньше, а сам мозг, вероятно, не так развит, как у серых волков, и тем не менее, они успешно сосуществовали с ними. В случае, если "зловещие волки" вели жизнь падальщиков и грабителей и охотились лишь от случая к случаю, они вполне могли прожить и без выдающихся интеллектуальных способностей серых волков. Вероятно, Aenocyon dirus занимал в Северной Америке экологическую нишу пятнистой гиены, эффективно уничтожая гниющие остатки падали и чужой добычи. Взаимоотношения же его с настоящими волками, возможно, напоминали те, которые складываются в Африке между гиеновыми собаками — быстрыми активными охотниками — и пятнистыми гиенами — падальщиками и обшарщиками, которые охотятся скорее при удобном случае и, в основном, только там, где нет конкуренции с собаками. — Прим. переводчика