Приветствую Вас Гость | RSS

Век млекопитающих - Age of Mammals

Понедельник, 21.08.2017, 00:00

Одесские катакомбы


Одесские катакомбы представляют собой уникальное местонахождение ископаемых остатков позвоночных животных. В ходе подземных выработок здесь была открыта целая череда погребённых карстовых образований — воронок и пещер, содержащих большое количество окаменелостей. Различные элементы фауны катакомб датируются временем со среднего плиоцена по начало плейстоцена (фаунистические зоны MN 15 - MN 16 или терминальный русциний – ранний виллафранк, т. е. около 4,2 – 2,5 млн. лет назад).

Одесса стоит на высоком берегу, с которого открывается широкий вид на Чёрное море. Нижняя часть берега, выходящая из-под воды, сложена зеленовато-серой глиной, в верхней части слоистой (мэотис, поздний миоцен). На эту глину, местами размытую, ложится жёлтоватый пористый известняк мощностью до 12 м (понт, ранний плиоцен), образованный главным образом обломками раковин морских моллюсков (до 40 видов). На неровную, также размытую поверхность известняка налегает красновато-бурая глина до 4 м толщиной. Выше идут породы лёссового характера (до 20 м и более) и современная почва, местами смытая. Общая высота берега достигает около 40 м.



    Фото Одесских катакомб.

Известняк шёл на постройки с глубокой древности, но особенно усиленно стал добываться с 1795 г., когда была основана Одесса. Старые каменоломни на берегу моря и в оврагах, спускавшихся к нему, и в дальнейшем продолжали давать строительный камень, но основная его добыча развилась в стороне от берега и производилась через колодцы с отходящими от них в стороны ходами. Известняк подавался «на-гора» воротом с глубины 25—30 м от дневной поверхности. Работа шла там, где порода была плотная, годная на постройку и на отделку. Рабочие пробивали сквозь рыхлый и малопригодный известняк ходы, обычно тесные и низкие, частично используя имевшиеся в известняке трещины, наполовину заполненные вмытой сверху глиной и щебёнкой самого известняка. Добывание камня выпиливанием возобновлялось, когда ход достигал прочного известняка; закончив его выемку, рабочие двигались дальше до новой залежи. За многие годы возникла многокилометровая сеть ходов, соединяющих большие полости, оставшиеся после выработки известняка. Образовавшаяся под городом сложная система шахт получила название "Одесские катакомбы". 

Вскоре после гражданской войны при упорядочении жизни Одессы было решено обследовать катакомбы. За первичный осмотр взялся моряк Черноморского флота Т.Г. Грицай. С немалым риском, во многих местах ползком из-за тесноты, получив однажды при обвале перелом ноги, он осмотрел катакомбы и составил их предварительный план. Особое внимание Грицая привлекли кости на дне и в стенах катакомб. В 1925 г. он сообщил о них в Одесский университет на кафедру геологии и палеонтологии. Уже в 1929-1932 гг. университетом были начаты раскопки, а с 1938 г. в них приняла участие и Академия наук УССР. В начале 1960-х гг. раскопки были возобновлены. Раскопки в катакомбах проводились преимущественно самим Грицаем, но в них также принимали участие известные зоологи и палеонтологи — И.Г. Пидопличко, П.В. Серебровский, В.А. Топачевский и другие. В общей сложности работы продолжались много лет и дали огромный материал по млекопитающим среднего и позднего плиоцена. В последующие годы геологическая история известняка, его строение, карст, накопление костных остатков в карсте и сами катакомбы были освещены в работах Д.К. Третьякова (1940), И.Я. Яцко (1936-1947), Е.А. Гапонова (1954), А.Д. Рощина (1947), И.Г. Пидопличко (1954), И.А. Одинцова (1954, 1962) и др.

Удалось выяснить, что в толще понтического известняка катакомбы пересекают древнюю сеть карстовых образований, заполненных красновато-бурой глиной, покрывающей известняк сверху. Происходившее в послепонтический период формирование карста, его воронок, малых и больших полостей, а также горизонтальной сети трещин и каналов продолжалось довольно длительное время, причём оно протекало в условиях колеблющейся атмосферной влажности и неравномерного количества осадков, что непосредственно влияло на изменение «дренажных» свойства карста.

Установлено, что тафоценоз одесского местонахождения разнороден по своему происхождению, т. е. кости попадали сюда различным путём. В большинстве своём захороненные животные (по крайней мере, растительноядные) не жили в пещерах. Иногда крупные копытные проваливались в карстовые воронки наверху и гибли в них, после чего их остатки через трещины и вертикальные каналы понемногу сползали вглубь известняковой толщи. Другая часть костей — остатки добычи, принесённой в пещеры хищниками (гиенами и др.), от которых помимо скелетных фрагментов обнаружены целые залежи копролитов. Остатки грызунов и некоторых мелких птиц представляют собой погадки хищных птиц, или же остатки пищи мелких хищников. Значительную роль играли и водные потоки, с помощью которых осуществлялся замыв, концентрация и захоронение костных остатков. Со временем кости были погребены под слоями красноватого грунта, которые сквозь щели и воронки попадал в пещеры с поверхности. Кое-где кости могли быть вымыты из древних оврагов ещё до вноса в карст глины. Так, в некоторых горизонтальных каналах можно установить следы водных потоков, их направление, подмыв боковых стенок полостей, размыв и вторичный перенос попавшей в карст глины, а с нею и залегавших в ней костей. Глина местами настолько переполнена костями, что они слагают чуть ли не половину костеносного слоя.

Фауна катакомб (условно её также называют «одесской») пока не изучена во всех подробностях, но уже сейчас понятно, что она чрезвычайно разнообразна. Большая часть обнаруженного — это остатки млекопитающих.



    Слева — паракамелюс Алексеева (Paracamelus khersonensis alexejevi), справа вверху — овернский ананкус (Anancus arvernensis), справа внизу — олени (cf. Cervus).

Наиболее «представительное» животное одесской фауны — овернский ананкус (Anancus arvernensis), крупное хоботное из группы гомфотериид. Этот вид был распространен в позднем плиоцене по всей Южной Европе, включая северное Причерноморье и Приазовье. Остатков ананкусов в катакомбах немного. Громоздкость черепов, частей скелета и прочность связок, соединявших кости, сами по себе являлись препятствием к их переносу водой в щели и воронки карста. Крупные хищники предпочитали глодать кости этих крупных хоботных на месте их гибели, а мелким перенос костей или частей туш в карст был и вовсе непосилен. Оставаясь долгое время на дневной поверхности, части скелета неизбежно подвергались выветриванию и полному разрушению. Поэтому количество остатков анакусов в одесском карсте вряд ли отражает численность этих животных в составе местной фауны. Помимо анакусов, из катакомб происходят фрагментарные остатки каких-то маммутид, пока просто значащиеся под родовым наименованием Mammut. Вероятно, по указанным выше причинам в одесском карсте малочисленны и остатки носорогов (пока неясного систематического положения). Из других непарнопалых здесь обнаружены архаичные трёхпалые лошади гиппарионы (Hipparion sp.) — одни из наиболее поздних на территории страны.



    Слева вверху — бобёр трогонтерий (Trogontherium minus), слева внизу — пищуха большая (Ochotona gigas), справа вверху — пищуха средняя (Ochotona eximia), справа внизу — дикобраз (Hystrix sp.).

В сборах из катакомб, безусловно, преобладает древний верблюд паракамелюс Алексеева (Paracamelus khersonensis alexejevi): встречены остатки более чем 400 особей. Сборные скелеты паракамелюсов из Одесских катакомб имеются в Палеонтологическом музее Одесского университета и в Киевском научно-природоведческом музее Национальной академии наук Украины. Ископаемые остатки P. khersonensis alexejevi датируются серединой плиоцена, а в конце плиоценовой и в начале плейстоценовой эпохи в Причерноморье, Приазовье и на сопредельных территориях был распространён другой вид — паракамелюс алютенский (P. alutensis). Этот вид также оставил свои бренные остатки в карстовых отложениях катакомб; представляется наиболее вероятным, что он являлся измельчавшим потомком предшествующей формы P. chersonensis alexejevi. Интересно, что по современным данным паракамелюсы жили в более мягком климате, чем нынешние верблюды. Очевидно, на протяжении второй половины плиоцена они были многочисленны в северном Причерноморье и при своей относительной беззащитности легко становились добычей крупных хищников, затаскивавших их кости в пещеры. 

 

    Слева: алилепус украинский (Alilepus ucrainicus). Справа: вверху слева — соня (Glis sp.), посредине слева — мышь ориенталомис (Orientalomys similis), внизу слева — хомяк (Cricetinus cf. varians), вверху в центре — хомячок (Cricetulus), вверху справа — полёвка плиомис (Pliomys sp.), посредине справа — полёвка промимомис (Promimomys sp.), внизу справа — слепыш одесский (Microspalax odessanus).

В одесском карсте найдены также кости оленей (cf. Cervus) и антилоп (Gazella sp.), но они пока изучены мало. Из других растительноядных встречено много зайцеобразных и грызунов. В целом они сходны с плиоценовыми представителями данных групп из Юго-Восточной Европы, а некоторые — и с западноевропейскими. Это алилепус украинский (Alilepus ucrainicus), заяц Ласкарева (Lepus laskarevi), пищуха большая (Ochotona gigas), мелкая O. pusilla, широко распространенная в плиоцене Восточной и Юго-Западной Европы пищуха средняя (О. eximia), а также Ochotonoides sp. Найдены соня (Glis sp.) и некоторые мышиные (Orientalomys similis, Mus sp.). Из хомяковых описаны разнообразные полёвки и хомяки Pliomys sp., Promimomys sp., Mimomys sp., Prospalax priscus, Clethrionomys, Cricetinus cf. varians. Много остатков представителей рода Cricetulus: серый хомячок (C. aff. migratorius), ископаемый, известный до этого из Румынии хомячок Симионеску (Cricetulus simionescui), а также крупный хомячок Грицая (C. gritzai). В список грызунов этой фауны также входят дикобраз (Hystrix sp.), различные бобры — стенеофибер (Steneofiber sp.), трогонтерии (Trogontherium minus, Trogontherium sp.), настоящий бобёр (Castor sp.) и слепышовые — слепыш одесский (Microspalax odessanus), близкий к современному слепышу Spalax cf. leurodon. Из насекомоядных обнаружен ёж (Erinaceus sp.).



    Вверху слева — рысь (Lynx ex gr. brevirostris), вверху справа — гиена (Hyaena sp.), внизу — мегантереон (Megantereon sp.).

В число наиболее грозных хищников катакомбной фауны входили саблезубые кошки: гомотерий (Homotherium crenatidens) величиной с тигра и средних размеров мегантереон (Megantereon sp.). Из прочих кошек пока установлены рыси (архаичный вид Lynx ex gr. brevirostris и современный L. lynx), но почти наверняка были и другие, более мелкие. Найдены гиены — плиогиена (Pliohyaena perrieri), хазмапортетез (Chasmaporthetes lunensis) и близкая к современной полосатой Hyaena sp. Из медвежьих встречены остатки агриотерия (Agriotherium sp.), а также двух представителей рода настоящих медведей (Ursus) — небольшого U. ex gr. minimus и U. sp., более близкого к современным формам. Из псовых обнаружена енотовидная собака (Nyctereutes sp.), эвцион (Eucyon odessanus), различные лисицы и шакалообразные собаки (Vulpes praecorsac, Vulpes sp., Canis sp.); из куньих — бараногале (Baranogale helbingi), хорёк (Mustela sp.) и массивный барсук арктомелес (Arctomeles ferus).



    Вверху слева — бараногале (Baranogale helbingi), вверху справа — арктомелес (Arctomeles ferus), в центре — ёж (Erinaceus sp.), внизу слева — древний корсак (Vulpes praecorsac), внизу справа — лиса (Vulpes sp.).

Интересны достаточно многочисленные остатки птиц. Крупный херсонесский страус (Struthio chersonensis) известен преимущественно по находкам яиц (иногда полностью сохранившихся) и их скорлупы. Другой вид, зиатский страус (Struthio asiaticus), судя по костям и толстой скорлупе яиц, также был крупнее современного африканского. Больше своего нынешнего африканского сородича и плиоценовый марабу (Leptoptilus pliocaenicus). Разнообразны куриные: представитель ископаемого рода Pliogallus coturnoides, плиоценовый кеклик (Alectoris pliocaena), пустынная куропатка (Ammoperdix ponticus), эскулапова курица (Gallus aesculapi), Gallus sp. Найдены крупные бакланы (Phalacrocorax), пеликан (Pelecanus odessanus), пастушок (Ralliformes sp.), каменка (Oenanthe sp.), конёк (Antus sp.), кулики (Totanus numenioides, Limicola sp., Haematopus sp.), ворона (Corvus sp.) и своеобразная дрофа грицайя (Otis gryzaja). Из хищных птиц обнаружены орёл (Aquila sp.), сокол (Falco sp.), гриф (Vultur sp.), крупная (Strix sp.) и небольшая совы (Asio pigmaea). Судак (Sander), щука (Esox lucius) и мелкие земноводные, такие как чесночница (Pebobates sp.), дополняют этот список. 



    Слева: вверху — сокол (Falco), слева в центре — сова (Asio), слева внизу — ворона (Corvus), справа в центре — куропатка (Ammoperdix), справа внизу — гусь (Anser). Справа: плиоценовый марабу (Leptoptilus pliocaenicus).

В общей сложности из одесского карста добыто более 50 000 различных костей, принадлежавших главным образом верблюдам паракамелюсам (Paracamelus khersonensis alexejevi) — более 400 особей. Из других животных преобладает эвцион (Eucyon odessanus) — больше 200 особей; далее хомячок (Cricetulus aff. migratorius) — более 100; слепыш (Spalax cf. leurodon) — 40; гиена (Hyaena sp.) — более 30; пищуха средняя (Ochotona eximia) — 40; корнезубая полёвка (Mimomys sp. ) — 39; азиатский страус (Struthio asiaticus) — 16 (все цифры приводятся по данным 1963 г.). Однако пока что определено менее половины добытых костей, главным образом верблюжьих: они легко поддаются определению, хорошо сохранились по сравнению с мелкими и миниатюрными косточками большинства грызунов, насекомоядных, лягушек, ящериц и т.п. Таким образом, приведенные цифры говорят о богатстве Одесских катакомб остатками позвоночных, но, разумеется, не указывают на истинное соотношение числа особей в самой фауне. Вероятно, из позвоночных в ней, как и в современных фаунах лесостепей и степей, количественно преобладали грызуны. Итак, скопление остатков позвоночных в одесском карсте представляет собой типичный пример выборочного захоронения, образовавшегося в итоге различных причин.



    Слева — азиатский страус (Struthio asiaticus), внизу — щука обыкновенная (Esox lucius), вверху справа — чесночница (Pebobates sp.), внизу справа — грицайя одесская (Gryzaja odessana).

Необходимо заметить, что условия накопления осадков в карсте не были благоприятными для захоронения и сохранения растительных остатков типа травянистой растительности и отпечатков листьев; строение обломленных ветвей деревьев и кустарников, не говоря о целых деревьях, само по себе служило препятствием к их попаданию в пещерные полости через щели в известняке. Поэтому флора, с которой была связана жизнь одесской фауны, в самих катакомбах почти не найдена. Тем не менее, фауна, в которой присутствуют верблюды, страусы, пищухи, хомяки, дикобраз, каменная и пустынная куропатки весьма характерна. Подобный состав фауны катакомб, а также материалы из сопредельных территорий позволяют предполагать для северного Причерноморья второй половины плиоцена наличие преимущественно саванного или лесостепного, а частично — степного ландшафта. Рыбы, земноводные и бобры отчетливо свидетельствуют о присутствии увлажнённых участков. Очевидно, в данной местности протекали реки и ручьи.

В настоящее время большая часть многолетних сборов из катакомб хранится в Палеонтологическом музее при кафедре геологии Одесского университета, часть — в Национальном научно-природоведческом музее Национальной академии наук Украины в Киеве и в музее Палеонтологического института Российской академии наук в Москве. Наиболее интересный и доступный для посещения участок катакомб стал палеонтологическим заповедником, хотя большая их часть находится в заброшенном состоянии и постепенно разрушается.

Окаменелости из Одесских катакомб (ч. 1)    перейти

Окаменелости из Одесских катакомб (ч. 2)    перейти

Источники

Paleobiology Database  перейти
Орлов Ю.А. В мире древних животных (3-е изд.). 1989. С. 23-28  скачать
Материалы экспозиции Национального научно-природоведческого музея Национальной академии наук Украины.