Приветствую Вас Гость | RSS

Век млекопитающих - Age of Mammals

Суббота, 24.06.2017, 13:27
Происхождение и филогения

Происхождение рода Homotherium тесно связано с миоценовым махайродом, предполагаемого в качестве его прямого предка. Считается, что гомотерий произошёл от представителей рода Machairodus на рубеже миоценовой и плиоценовой эпох примерно 5 млн. лет назад в Азии, в бассейне Юше (Китай), и впоследствии мигрировал из Восточной Азии в Европу. 

В эволюции крупных кошачьих наблюдается ряд тенденций. Во-первых, значительное увеличение размеров и разнообразия приблизительно за тридцать миллионов лет их развития. Второе, изменения в морфологии зубов, которые привели к развитию двух доминантных линий крупных фелид: пантерин с конической формой клыков и саблезубых кошек..Последние со временем достигли огромных размеров, также раделившись на две основные линии: смилодона и мегантереона с относительно короткими конечностями и несколько грацильных гомотериев, чьи длинные передние и укороченные задние конечности вкупе с короткой покатой спиной придают животному особенно необычный для кошачьих экстерьер, несколько напоминающий облик гиены. Эта тенденция также замечена у южноамериканской формы смилодонов Smilodon populator. Однако все махайродонты имели общую характерную особенность: мощное развитие передней части тела и относительная укороченность задней, что позволяло при нападении лишить добычу равновесия и удерживать её во избежание риска повердить их длинные и относительно хрупкие верхние клыки. В целом, эволюция рода Homotherium шла по пути возрастающей специализации челюстей. 

Саблезубые гомотерии известны по всей Европе, Азии и обеих Америках в сравнительно обширном временном интервале. Первое появление этой группы в Европе зарегистрировано в фауне одесских катакомб и датируется концом плиоцена. Последние зарегистрированные находки ещё не так давно датировались 0.5 млн. лет назад из Англии и Германии. 

На протяжении всего кайнозоя часто наблюдается картина широкого распространения крупных млекопитающих в восточные и западные части Евразии через Среднюю Азию. Некоторые из них, возникнув в Восточной Азии, расселялись в Европу и наоборот, другие появляются в Северной Америке и, мигрировав в Евразию с востока на запад через Берингию, обнаруживаются в Старом Свете. Так, раннеплейстоценовая куруксайская фауна имеет признаки смешения европейских и восточноазиатских элементов, включая общих млекопитающих, присутствующих в фаунах Лунданя (Китай) и Сен-Валлье (Франция): Canis, Ursus, Chasmaporthetes, Pachycrocuta, Homotherium, Megantereon, Sivapanthera, Lynx, Equus и Gazella

Одним из первых представителей линии гомотериевых махайродонтов являлся Homotherium davitasvilii из Квабеби, ранее относимый к роду Machairodus. Прежде чем окончательно решить, к какому роду отнести квабебскую форму, следует рассмотреть, чем именно отличаются друг от друга поздненеогеновые евразиатские роды Machairodus и Homotherium

Род Machairodus Kaup (1933) отличается от Homotherium Fabrini (1890) главным образом относительной узостью черепа, более изогнутыми и относительно узкими верхними клыками, меньшим расхождением скуловых дуг, очень глубоким симфизом и высоким положением резцовой части нижней челюсти по отношению к альвеолярному краю коренных зубов. Кроме того, виды гомотериев по абсолютным размерам, по-видимому, несколько уступают представителям рода Machairodus. 

Однако между махайродом и гомотерием имеется и много общего. Это, прежде всего, почти одинаковая длина зазубренных верхних клыков, сильная редукция предкоренных зубов и значительная длина диастемы. Впрочем, два последних признака в той же степени свойственны и представителям рода Meganthereon, с чем и связана трудность, с которой часто сталкиваются исследователи при определении саблезубых кошек неогена и плейстоцена по фрагментарному материалу. 

Как уже отмечено выше, сходство между махайродом и гомотерием, в основном, выражается в наличии на нижней челюсти довольно длинной и вогнутой диастемы и в значительной редукции Р3, имеющего иногда вид однокорневого одноконусного зубчика. 

Как следует из дальнейшего описания материала, правильнее всего квабебскую форму отнести именно к роду Homotherium. В пользу такого решения могут быть приведены следующие соображения: 

1. Квабебский саблезуб имеет довольно длинный, узкий череп с удлинённой мордой. 

2. Скуловые дуги мало расходятся в стороны. 

3. Верхний клык длинный, плоский, саблеобразно загнутый и имеет острые зазубренные края. 

4. Нижний клык по размерам значительно меньше верхнего и уподобляется резцам, хотя относительно крупнее последних. 

5. Нижний клык и резцы расположены значительно выше уровня альвеолярного края нижних коренных зубов. 

6. Нижняя челюсть имеет довольно глубокий симфиз и относительно мощный подбородочный гребень. 

7. Р 2/2 отсутствует. 

8. M1 лишен метаконида. 

9. Резцы увеличены и резцовая часть черепа расширена. 

Все перечисленные признаки, а особенно последний, весьма характерны для представителей рода Homotherium и включены в его диагноз. 

Теперь обратимся к дальнейшему филогенезу гомотерия. В Европе период с 3.2 до 2.5 млн. лет назад широко коррелирован с виллафранкской фауной, которая берёт название от местечка Villafranca d'Asti на северо-западе Италии около Турина. Изменения по сравнению с предыдущей плиоценовой русцинийской фауной не велики, и многие из лесных форм выжили в условиях всё ещё довольно лесистой окружающей среды. Настоящие слоны неизвестны, из хоботных обнаружены представители семейств мастодонтов Mammutidae и гомфотериев Gomphotheriidae. В виллафранке появляется большее количество оленей - более крупного размера, чем ранее, новые виды бовид и носорогов. Более ранние и примитивные лошади рода Hipparion относительно редки. Среди новоприбывших - европейский гепард, махайродонты Homotherium сrenatidens и Megantereon cultridens, быстро бегающая охотничья гиена Chasmaporthetes и крупная гиена-трупоед Pliocrocuta perrieri

В Африке фаунистический обмен 3,2 млн. лет назад ясно не представлен – вероятно, в связи с изначальной мозаичностью биотопов, предоставляющей возможность выживания большинству видов при любом изменении окружающей среды. Однако, по крайней мере 3,5 млн. лет назад значительное количество современных видов на этом континенте уже известно: лев (Panthera leo); леопард (Panthera pardus); гепард (Acinonyx jubatus) и пятнистая гиена (Crocuta crocuta). Они не вытесняют предшествовашие им здесь виды хищников, поскольку ископаемые остатки гомотерия, мегантереона и динофелиса по-прежнему встречаются в тех же самых отложениях. 

В общем контексте гомотерии виллафранка представляют собой довольно однородную группу. Эти в высшей степени специализированные хищники имели довольно крупные размеры, более длинные и стройные по сравнению с мегантереоном конечности, верхние клыки гомотериев были изогнуты наподобие сабли и зазубрены с двух сторон. Характерным признаком является сильная редукция премоляров. Третьи премоляры этих кошек (особенно нижний Р3) практически перестают функционировать, поэтому Рз у всех известных экземпляров почти не затронуты стиранием, размеры и количество дополнительных бугорков на Р3 сильно варьируют, часто этот зуб не имеет постоянного места в нижней челюсти, а его альвеола иногда зарастает. Тем не менее, в большинстве случаев Р3 у гомотерия – это маленькие, однокоренные и одновершинные зубы, расположенные близко к Р4 и не отделенные от них диастемой. По-видимому, у самых древних представителей рода Homotherium следовало бы ожидать меньшей редукции премоляров, чем у поздних форм. Однако, как показал анализ материала, этот признак у гомотериев прослеживается в целом как у группы, хотя имеет достаточно высокую степень изменчивости. Так, наиболее ранний гомотерий из фаунистического комплекса Одесских катакомб характеризуется относительно малой редукцией Р3. У гомотериев из виллафранкских отложений Евразии степень редукции Р3 гораздо выше, но даже среди поздневиллафранкских форм встречаются экземпляры с относительно мало редуцированным Р3. 

Крупные саблезубые кошки раннего плиоцена были в значительной степени специализированы как хищники, способные к эффективному захвату и удержанию добычи, что позволяло избегать повреждения их клыков. В этот же период гиены стали показывать все большую специализацию к дроблению костей и, таким образом, получили дополнительную возможность конкуренции с более ловкими кошками. 

Наиболее ранняя плиоценовая ассоциация фелид на изученной территории происходит из фауны Одесских Катакомб (поздний русциний). Здесь отмечается первое в Европе появление рода Homotherium (H. cf. davitasvilii). Следующий этап представлен ассоциацией фелид из Квабеби (ранний виллафранк). В местонахождении присутствуют формы, уже известные в раннем плиоцене – Homotherium davitasvilii, Dinofelis sp.(=Therailurus sp.), Lynx issiodorensis, а также появляется относительно крупная пумообразная кошка Puma pardoides (Векуа, 1972). Таким образом, в начале среднего плиоцена в истории Felidae наблюдается увеличение разнообразия форм с коническими клыками.  

Фауна позднего виллафранка (начало раннего плейстоцена, четвертичный период) наиболее полно представлена в местонахождении Дманиси (Векуа, 1995). Здесь определены обычные для виллафранка представители семейства кошачьих: Homotherium crenatidens, Megantereon megantereon, Lynx sp., а также крупная ягуароподобная кошка Panthera gombaszoegensis, появление которой является характерным событием для начала раннеплейстоценового этапа развития фауны Евразии. 

Несмотря на глобальные изменения климатических условий и начало континентального оледенения в северном полушарии 2.6 миллиона лет назад, среднеплиоценовые сообщества млекопитающих не показывают существенных изменений, будучи сходными с теми, что сложились на границе русциния-виллания 3,2 миллионов лет назад. В Северной Америке в этот период присутствуют признаки регионального разнообразия растительности с условиями саванны в юго-западной части континента и степным ландшафтами на западе. Крупные кошки были представлены родами Miracinonyx, Homotherium, Megantereon и малоизвестной формой Dinofelis paleoonca. Вместе с ними существовали гиены рода Chasmaporthetes и крупный костедробящий канид, Borophagus diversidens - представитель североамериканского подсемейства Borophaginae.


Сравнительные размеры мегантереона (слева) и гомотерия. 

Представители саблезубых фелид – достигавший размеров льва, длинноногий и подвижный гомотерий и меньший размером ягуароподобный мегантереон были широко распространены во многих регионах в конце плиоцена, приблизительно 3.0 миллиона лет назад. Однако обе эти кошки к тому времени уже заметно отличались от миоценовых таксонов. Оба зверя имели сокращённую поясничную область позвоночника, удлинённую шею и редуцированные хвосты. Однако в то время, как мегантереон пропорционально стал очень массивным и обладал короткими конечностями приблизительно равной длины, длинные задние лапы гомотерия контрастировали с еще более длинными передними. 

Распространение степных ландшафтов и более прохладных условий около 1,8 – 1,6 миллионов лет назад сопровождалось распространением палеарктических копытных, присоединившихся к ранее существующей мегафауне: Equus stenonis, Mammuthus meridionalis, Eucladoceros senezensis (сменивший E. giulii), и плотоядных Canis etruscus, Pachycrocuta brevirostris и Homotherium crenatidens.  

После сухого и холодного эбурона ранний плейстоцен завершился тёплой фазой, во время которой тёплые межледниковые периоды чередовались с довольно умеренными ледниковыми на протяжении 1,2 – 0,9 миллионов лет. При таких условиях лесные ландшафты вновь заняли большую часть Европы. В закрытых лесных биоценозах распространились виды, сменившие некоторые степные формы раннего плейстоцена. 

После исчезновения мегантереона из махайродонтин в плейстоценовой Европе остался только один вид - H. latidens, преемник виллафранкского H. crenatidens. Вместе с тем, в Северной Америке H. serum продолжает сосуществовать (не обязательно в тех же местах или в аналогичных экологических условиях ) с потомками иммигрировавших на американский континент мегантереонов – смилодонами. Ряд авторов исключают ранне- и среднеплейстоценовых представителей рода Dinobastis Cope 1893 из состава американского вида H. serum (Бонис, 1976; Берта, 1987; Баллезио, 1996), хотя большинство придерживается варианта синонимии обоих родов (Куртен, 1962, 1968, Чёрчер, 1966; Фиккарелли, 1979, Андерсон, 1984; Рон-Шатцингер, 1992, Маккенна и Белл, 1997). В настоящее время, филогенетические связи между видами гомотериев Нового и Старого Света не уточнены. 

Анализ приведённых данных показывает, что род Homotherium появляется в раннем плиоцене, и в этой группе саблезубых кошек эволюционные изменения прослеживаются с самого начала их существования: среднеплиоценовый H. davitasvilii в позднем плиоцене замещается более продвинутым H. сrenatidens, который в конце раннего плейстоцена уступает место H. latidens

Гомотерий, последний из наиболее ранних видов саблезубых фелид, долгое время проживавший совместно с леопардом и львом, вымирает в Европе, как предполагалось до находок последних лет, примерно 0,5 млн. лет назад. Однако открытия в шельфовых отложениях Северного моря показали, что последний вид саблезубых кошек Евразии дожил в этом районе как минимум до пика вюрмского оледенения и был известен человеку разумному, заселившему регион к тому моменту. В Америке махайродонтные кошки, вероятно, вымерли лишь около 20-10 тысяч лет назад, в то время как в Африке они исчезают уже 1,5 млн. лет назад. 

Д. Мол и В. Ван Логхэм (2009) сообщили о находке в 2008 г. рыбаками из Северного моря между Британскими островами и европейским континентом фрагмента нижней челюсти саблезубой кошки, которую они определили принадлежащей к роду Homotherium. Во время последнего оледенения эта область выглядела плоской низменностью со степным ландшафтом, пронизанным речными артериями. 

В этом же году на нидерландском острове Тексель был обнаружен дистальный конец левой плечевой кости, отнесённый к раннеплейстоценовой эпохе и определённый как фрагмент скелета H. crenatidens. Эти открытия подтверждают присутствие гомотерия в районе южной оконечности бухты Северного моря в конце плейстоцена (примерно 28 000 тыс лет назад). 

Челюсть из Северного моря идентифицирована как часть краниального скелета H. latidens. Низкий венечный отросток, нижнечелюстной гребень для верхнего клыка, высокий и антериорно сглаженный симфиз, морфологии зубов и зубной формулы исключают отнесение к другим представителям семейства кошачьих. 

H. latidens неизвестен из иных евразийских местонахождений позднее середины плейстоцена, а в Северной Америке H. serum, как уже отмечалось, существовал до его конца. Вышеуказанная датировка челюсти из Северного моря, безусловно, иллюстрирует финальный этап существования этого рода в Европе, доказывая выживание махайродонтных кошек на этом континенте вплоть до последнего оледенения плейстоцена, как и в Северной Америке. Это также указывает, что H. latidens, должно быть, был способен адаптироваться к жестким климатическим условиям. 

Тёрнер и Антон (1997) дают хронологический диапазон рода Homotherium в интервале 3,0–0,5 млн. лет назад. Однако гомотерий всё же присутствует в европейских формациях более позднего возраста. Например, в Артенаке (Франция): уровни IV и V, датированные приблизительно в 0,4 млн. лет (Беден и др., 1984). Гомотерий был также идентифицирован из Штейнхейма Адамом (1961), датированного приблизительно 0,3 млн. лет назад.

Причины вымирания

Специфические пропорции конечностей гомотерия предполагают адаптацию к успешной жизни в открытых ландшафтах. Однако раньше всего он вымер в Африке, хотя этот континент изобиловал открытыми пространствами саванн, степей и полупустынь. В то же время, гомотерий выживает в Северной Америке – где открытых биомов было значительно меньше – вплоть до последнего оледенения. 

Подобный вопрос стоит рассмотреть более широко. Если принять во внимание разницу во времени между вымиранием американских и африканских гомотериев, то нужно учитывать то, что обстановка и естественная история этих двух континентов отличались. Африка находится в экваториальной и субэкваториальной зонах при её нынешнем положении, начиная с плиоцена (хотя и имел место некоторый сдвиг материка на север приблизительно на 200 км по сравнению с его положением 4,0 млн. лет назад). Северная Америка же расположена вне тропиков. Первые раннеплиоценовые изменения климата и растительности на них протекали по-разному. Следовательно, копытные фауны этих двух континентов, и реестр таксонов, доступных для охоты крупных хищников, также отличался. В Америке не было бовид и антилоп практически до позднего плейстоцена. По мнению некоторых специалистов, даже с их появлением её фауна не выглядела столь богатой, как в Африке. Почти до того же времени в Новом Свете отсутствовали олени, и их эквивалентами в плиоцене были лишь немногие формы из семейства Antilocapridae. 

Различные представители копытных имеют разные модели поведения, размеры и пропорции тела, и это влияет и на локомоцию, и на стратегию охоты хищных животных. Америка, не имевшая в фаунистическом составе антилоп и оленьих, в связи с климатическими изменениями, произошедшими 3,2 млн лет назад, не претерпела таких резких изменений фауны, как Африка. В последней произошла коренная перестройка сообществ копытных, среди которых стали преобладать более подвижные и быстрые виды. По мнению некоторых исследователей, такие различия объясняют разницу в изменениях когорты плотоядных на каждом континенте. 

Тем не менее, следует помнить следующее: в Северной Америке с началом плейстоцена в открытых ландшафтах стали доминировать разнообразные виды настоящих лошадей, многие из которых были весьма прогрессивны. Судя по сохранившимся сегодня диким видам рода, они, как минимум, не уступали в скорости бега африканским антилопам, а с точки зрения выносливости на быстром аллюре далеко превосходили их. Кроме того, в плиоцене-плейстоцене Северной Америки происходит радиация вилороговых, образовавших множество форм, адаптированных к жизни именно в открытых и полуоткрытых ландшафтах и достигших не меньшей, чем антилопы, специализации в потреблении степных кормов. В плане же эффективности локомоции у них, видимо, просто не было эквивалентов – единственный выживший сегодня вилорог Antilocapra americana является самым быстрым копытным на Земле, и вторым по скорости бега млекопитающим после гепарда. Поэтому даже если таксономическое разнообразие копытных открытых пространств в Африке превосходило американские экосистемы, то надо полагать, что в целом задача эффективного освоения ниши степных травоядных американскими эндемиками была решена блестяще. Соответственно и биомасса жертв в открытых экосистемах Америки вряд ли заметно уступала африканским показателям. Для подвижных хищников прерии и саванны не имеет большого значения, сколько близкородственных видов газелей они могут встретить во время обхода охотничей территории – важно просто само наличие добычи и ее обилие. Таким образом, аргументы в пользу выживания гомотериев в Америке до конца последнего оледенения, основанные на утверждениях, что открытые ландшафты североамериканского континента не были освоены местными травоядными, и что фауна копытных в целом сохранила архаичный облик с преобладанием малоподвижных видов, выглядят лишенными оснований. 

Кроме того, стоит отметить, что гомотерии выживают до конца плейстоцена не только в Америке, но и в высоких широтах Евразии, где число видов антилоп равнялось одному, и в открытых ландшафтах также доминировали лошади и северные олени, а также «локомоторно архаичные» менее подвижные виды – крупные быки и мамонты. При этом в самой Африке никогда не возникало ситуации, когда саванна была населена одними лишь быстроногими антилопами и полностью лишена малоподвижных видов жертв, с которыми мог справиться гомотерий. – Буйволы, носороги и хоботные – его предпочитаемая добыча – там существовали на протяжении всего плейстоцена. Видимо, ответ на вопрос о раннем вымирании саблезубых кошек Африки следует искать совсем в другой области. 

Считается, что модель поведения и экологии гомотерия может свидетельствовать о возможных причинах его исчезновения. Если гомотерий являлся не только специализированным хищником-преследователем, адаптированным к открытым пространствам, но имел и определённую степень социальности, то примитивные теории, связывающие его вымирание с увеличением доли степных ландшафтов и сокращением лесных массивов должны считаться ошибочными. Столь же неверным должно считаться и традиционное мнение, что к вымиранию саблезубых кошек и триумфу пантерин привела эволюция быстроногих копытных. Вполне вероятно, что засушливые периоды в эпоху плейстоцена наоборот, должны были привести к резкому сокращению числа копытных в любой части суши. Данный фактор, вместе с сокращением растительного покрова и увеличением видимого пространства, скорее всего, привёл к усилению конкуренции между различными видами крупных хищников и спровоцировал наиболее специализированные виды к вымиранию. 

Вероятно, из-за резких колебаний климата в плейстоцене универсальная морфология и приспособляемость пантерин обеспечили им превосходство над саблезубыми конкурентами. В частности, для гомотерия предполагается отсутствие социального уклада при охоте на сравнительно мелкую добычу в европейских лесах во время периодов потепления – ситуация, с которой львы, очевидно, смогли справиться, так как их ископаемые остатки постоянно присутствуют на протяжении всего европейского плейстоцена. 

Определённую опасность для гомотериев кроме естественных конкурентов в виде крупных хищников представляли также трупоеды – для старых и больных особей. На костях некоторых экземпляров обнаружены следы моляров гиен. Также гомотерии страдали и от инфекционных заболеваний – некоторые кости имеют следы гнойных абсцессов, суставных нарывов и хронического периодонтита. Нередко присутствовали травмы поясничных позвонков и конечностей - связанные, очевидно, с проблемой добывания крупных жертв. 

Недавняя находка нижней челюсти гомотерия в Северном море, датированная возрастом 28 000 лет назад, заслуживает специального комментария в дискуссии по вопросу исчезновения этого животного. До недавнего времени считалось, что гомотерий существовал в Европе до 400-500 тыс. лет назад. Если дата находки в Северном море является верной (вероятно, так оно и есть), возникают два приемлемых объяснения. Первое предполагает признание гораздо более длительного периода постоянного присутствия гомотерия в Европе (период его сосуществования со львом должен увеличиться более чем на 350 тыс. лет). Второе объяснение может быть найдено в иммиграции из Северной Америки через Берингию. 

Подобным образом в Голарктике позднего плейстоцена распространились многие другие крупные млекопитающие. Хотя челюсть определена как принадлежащая H. latidens из Старого Света, морфологически она аналогична челюсти H. serum из Северной Америки. В настоящее время сделать выбор между этими альтернативами не представляется возможным, однако необходимо отметить, что в любом случае животное должно было вести весьма скрытный образ жизни. 

Другие находки, подтверждающие существование гомотерия до конца позднего плейстоцена, позволяют уверенно предполагать, что доминантной крупной кошкой на территории большей части Европы всё же являлся лев. Одним из интересных фактов также выглядит то обстоятельство, что география исчезновения гомотерия совпадает с расселением человека - Африка, Евразия и затем Северная Америка. 

Совокупность крупных хищников, населявших Европу 2,5 млн лет назад, остаётся стабильной на протяжении долгого времени. Набор плотоядных состоял из махайродонтных кошек Homotherium latidens и Megantereon cultridens, волкоподобной бегающей гиеной-охотником Chasmaporthetes lunensis и крупным европейским гепардом Acinonyx pardinensis. Нишу падалеядов при отсутствии настоящих псовых занимал крупный гиенид Pliocrocuta perrieri. Приблизительно 1,6 млн лет происходят изменения: в семействе кошачьих появляется ягуароподобная кошка. К этому же периоду приурочено исчезновение мегантереона и, примерно 1,0 млн лет назад – сокращение численности гомотерия. 

Второе замечание касается существенного увеличения с середины плейстоцена роли современных видов в экосистемах, где они совместно существовали с более древними формами. Данная ситуация находит близкую параллель в структуре африканской биоты в период 3,5 - 1,5 млн. лет. 

Третье изменение произошло приблизительно 0,5 млн лет назад, во время которого исчезают такие ранние виды, как H. latidens (?), P. gombaszoegensis и A. pardinensis вместе с Pliocrocuta perrieri и Pachycrocuta brevirostris. Другими словами, Европа и Африка развивались сходными путями в плане особенностей вымирания плотоядных и измненения структуры группировок хищников, однако эти процессы шли с разной скоростью и, соответственно, измененеия происходили в разное время. 

В середине плейстоцена значительно изменился размер потенциальной добычи – один из главных компонентов успешной охоты. Такие изменения, возможно, были невыгодны для некоторых хищников, особенно для мегантереона. Но гомотерий, видимо, не испытывал никаких затруднений при повышении средних размеров доступной добычи – хищник изначально был специализирован на добывании крупных жертв и, возможно, вел коллективный образ жизни. Махайродонты были, вероятно, менее универсальны, чем пантерины, и хуже справлялись с вновь возникающими трудностями. Во все более и более открытой среде обитания Европы мегантереон продолжал держаться лесистых участков, избегая конфронтаций с другими крупными хищниками – гомотерием и львом, а также гиенами родов Pachycrocuta, Pliocrocuta и, возможно, даже Crocuta

Более закрытые ландшафты подразумевают меньшую биомассу копытных животных, что усиливает конкуренцию среди крупных хищников. Такой сценарий может объяснить появление "карликового" гомотерия в среднеплейстоценовом Китае (Куртен и Андерсон, 1980; Тёрнер и Антон, 1997) в ответ на возможное сокращение пищевых ресурсов. Вполне возможно, что в подобных условиях современные пантерины имели реальные преимущества. 

В свете этой проблемы можно рассмотреть комплексное вымирание около 1,5 млн. лет назад группы крупных саблезубых кошек в Африке. Эволюция плио-плейстоценовых крупных хищников неоднократно и подробно рассматривалась Тёрнером (1990), Тёрнером и Верделином (1996). 

Когорта африканских хищников заметно изменилась за время с середины плиоцена до начала среднего плейстоцена (3,0-1,5 млн. лет назад). Большинство современных таксонов сосуществовали на протяжении двух миллионов лет совместно с такими архаичными видами, как мегантереон, гомотерий, динофелис и представителями семейства Hyaenidae: гигантская Pachycrocuta и гиены рода Chasmaporthetes

В данном контексте необходимо заметить, что не понятны упорные оценки гомотерия как «арахичного вида», если время появления в Африке льва практически совпадает со временем возникновения гомотерия как рода вообще. Обе кошки вполне соизмеримы по степени «архаичности». Гораздо обоснованнее представляется дихотомия генералист-лев и специалист-гомотерий. 

Лев способен успешно осваивать открытые ландшафты, прежде всего благодаря общественному образу жизни. При этом его морфология по-прежнему сохраняет типичные кошачьи черты: очень сильные передние конечности и заднюю часть тела засадного хищника. При прямой конфронтации со львом гомотерий, скорее всего, проигрывал из-за более слабых передних лап, укороченных когтей и хрупких клыков. В лесных ландшафтах лев успешно действует как охотник из засады подобно тигру, что наглядно иллюстрирует длительное присутствие льва во всех фазах среднего и позднего плейстоцена Европы. Львы также с готовностью переходят к охоте на мелкую добычу до подсвинков и зайцев включительно, что, скорее всего, было затруднительно для специализированного махайродонта. Это касается и леопарда, охотившегося на относительно мелкую добычу и при угрозе со стороны падальщиков способного забраться с трофеем на дерево. 

Процесс исчезновения махайродонтов в раннем плейстоцене Африки и позднем плейстоцене Европы аналогичен развитию группировок хищников и в Азии. Однако время существования мегантереона в этом регионе значительно дольше, и он повсеместно вымирает практически в одно время с гомотерием (Тёрнер, 1987). Интересно отметить, что в середине плейстоцена китайские мегантереоны выглядели гораздо крупнее, чем гомотерии – каждый из них пытался приспособиться к изменению условий и несомненно, что лесные массивы в юго-восточных частях Азии во время засушливых эпизодов плейстоцена являлись ключом к долговременному проживанию там мегантереона. 

В Новом Свете исчезновение махайродонтных кошек также сдвинуто в другие временные рамки, и протекает при наличии других участников – гомотерия и смилодона. Вымирание происходит гораздо позже – лишь в самом конце плейстоцена, и американским махайродонтам удалось вынести все тяготы плио-плейстоценовых климатических перепадов с их характерными фаунистическими изменениями в начале ирвингтония и ранчолабрэана, происходившие в период с 1.7 до 0.9 млн лет назад.