Приветствую Вас Гость | RSS

Век млекопитающих - Age of Mammals

Вторник, 31.01.2023, 03:36



Образ жизни   


    Lystrosaurus в естественном окружении. Автор — Дж. Сиббик.

Из-за ноздрей и глаз, вынесенных наверх как у бегемотов, а также плохо окостеневающих суставов конечностей листрозавров долгое время считали полуводными животными, порой даже называя их "пресмыкающимися тюленями". Сейчас полагают, что они населяли полупустынные местности и выкапывали из почвы пищу (вероятно, корни растений) с помощью широких лап и, возможно, клыков. В пользу последней точки зрения также свидетельствуют мощные передние конечности и строение черепа. Изменения его структуры могут являться адаптацией к очень твердому, богатому клетчаткой корму, что характерно для растений, произрастающих в засушливых районах. Широкое распространение листрозавров указывает на их склонность к миграциям. 


    Старинная пластическая реконструкция полуводного Lystrosaurus.


    Кормящиеся Lystrosaurus. Автор — В.О. Лешик.

Специфические следы роста на верхних бивневидных клыках предполагают, что листрозавра мог впадать в длительное состояние оцепенения, аналогичное гибернации — период замедления жизненных процессов и метаболизма у гомойотермных животных в периоды малодоступности пищи, когда невозможно сохранять активность и высокий уровень метаболизма. На клыках южноафриканских и антарктических листрозавров выявлены тонкие, регулярно расположенные кольца дентина, свидетельствующие о нормальном росте, а также более широкие кольца — признаки метаболического стресса. У особей из Южной Африки эти метки относительно узкие и встречаются редко. Однако на клыках листрозавров из Антарктиды прослеживаются более широкие и частые стрессовые кольца. Возможно, они были способны замедлять метаболизм и гибернировали где-нибудь в норах, таким образом переживая неблагоприятные условия. Это также свидетельствует о вероятной теплокровности листрозавров.


    Поперечные срезы клыка Lystrosaurus:
a — антарктический экземпляр с "зоной гибернации", выделенной при большем увеличении (лина масштабной линейки 1000 мкм).
b —  хорошо сохранившиеся регулярные следы инкрементного роста южноафриканского экземпляра без "зон гибернации"; стрелками обозначены отдельные линии со средней длинной 16-20 мкм (длина масштабной линейки — 100 мкм).

Представители рода были среди немногих дицинодонтов, переживших массовое вымирание на пермо-триасовой границе. Поскольку вымирание было обусловлено сильнейшей вулканической активностью и огромные пощади были завалены пеплом и сажей, листрозаврам очень пригодились навыки по выкапыванию растений. Дышать загрязненным пеплом воздухом листрозаврам, привыкшим вдыхать пыль во время рытья, также было проще, чем животным, не имевшим копательных адаптаций. Если они не ограничивались выкапыванием кореньев, а вдобавок рыли себе достаточно глубокие норы, то и к высоким концентрациям углекислого газа листрозавры, видимо, тоже были привычны. В любом случае даже краткий период повышения концентрации углекислого газа этим дицинодонтам пережить было проще, чем прочим наземным животным. Дополнительный шанс выжить также могла предоставить способность погружаться в спячку.


    Lystrosaurus у входа в нору. Автор — М. Антон.

Еще одна особенность, позволившая листрозаврам справиться с вымиранием благополучно и стать самыми многочисленными из когда-либо существовавших на Земле позвоночных, — способность мигрировать на дальние расстояния. Листрозавры не отличались большой скоростью, но ходили помногу и подолгу, и, если что-то их не устраивало в одном месте, они просто меняли его на другое, что в экстренной ситуации дало им преимущество над видами, не склонными к дальним кочевьям.


    Стадо Lystrosaurus на отдыхе. Автор — Д. Гендерсон. 

Однако катаклизм не прошел для листрозавров совсем уж незаметно. Триасовые представители рода были гораздо мельче пермских и достигали половой зрелости значительно раньше. Если в перми их продолжительность жизни составляла 13-14 лет, то большинство триасовых образцов принадлежат 2-3-летним особям. Благодаря переходу размножению в более раннем возрасте листрозавры повысили свои шансы на выживание в непредсказуемых условиях сразу на 40 %.


    Черепа Lystrosaurus из поздней перми (слева) и раннего триаса (справа).


    Относительные размеры крупного и мелкого видов Lystrosaurus.

В итоге выжившие листрозавры, практически полностью избавленные от прессинга хищников и серьезных конкурентов, быстро распространились на большей части суши и на протяжении нескольких миллионов лет являлись доминирующими растительноядными. Согласно некоторым расчетам, в то время они могли составлять около 95 % от общего количества наземных позвоночных. Это единственный известный случай, когда один вид или род наземных животных преобладал на Земле до такой степени. Другие сохранившиеся терапсиды такой многочисленности в триасе достичь не смогли. Несколько других пермских родов терапсид — тероцефалы Tetracynodon, Moschorhinus и Ictidosuchoides — тоже пережили массовое вымирание но, по-видимому, так и не стали многочисленными в триасе. Полное восстановление экологического разнообразия заняло порядка 30 млн. лет, охватив ранний и средний триас.


    Самцы Lystrosaurus, дерущиеся в брачный период. Автор — Г. Угуэто.


    Гнездовье Lystrosaurus. Автор — С. Ямамото.

Судя по всему, листрозавры являются предками крупных триасовых дицинодонтов — каннемейериеобразных (Kannemeyeriiformes).


    Блок породы с остатками листрозавра (Lystrosaurus murrayi) (череп отмечен длинной стрелкой) в окружении остатков 7 темноспондильных амфибий лидеккерин (Lydekkerina huxleyi) (сохранившиеся 3 черепа отмечены короткими стрелками). Высказано предположение, что лидеккерины сдирали плоть с трупа листрозавра. Именно тогда обрушился берег реки, похоронив падальщиков и их добычу. Этот образец был найден Дж. Китчингом в 1964 г. возле городка Гаррисмит в провинции Фри-Стейт, ЮАР.