Приветствую Вас Гость | RSS

Век млекопитающих - Age of Mammals

Вторник, 15.06.2021, 00:11


История изучения 

Стеллерова корова была открыта Второй Камчатской экспедицией (1733-1743 гг.), которой руководил В.Й. Беринг. Целью данного предприятия являлось исследование северной кромки Тихого океана и выяснение наличия сухопутной связи между Азией и Америкой. В начале ноября 1741 г. корабль экспедиции "Святой Петр" претерпел бедствие в Беринговом море вблизи острова Авач (ныне — остров Беринга), находящегося на расстоянии приблизительно 180 км к востоку от Камчатки. В его прибрежных водах и обитали стеллеровы коровы. Врач экспедиции Г.В. Стеллер является единственным натуралистом, видевшим этих существ живыми и наблюдавшим их в природной среде. Большинство более поздних сообщений основываются на работе Стеллера "О зверях морских", впервые изданной в 1751 г. 

Вскоре после кораблекрушения Стеллер заметил с берега в море несколько больших продолговатых предметов, похожих издали на днища перевернутых лодок, и быстро понял, что видит спины крупных водных животных. Однако первая корова была добыта людьми из этой экспедиции лишь в конце их 10-месячного пребывания на острове, за 6 недель до отплытия. Употребление в пищу мяса стеллеровых коров очень помогло путешественникам, поддержав их силы во время трудоемкой постройки нового судна.


    Г.В. Стеллер совершает обмеры стеллеровой коровы (Hydrodamalis gigas). Автор — Л. Штейнегер.

Важный вклад в изучение стеллеровой коровы внес зоолог и биограф Стеллера Л. Штейнегер, проведший на Командорах исследования в 1882-1883 гг. и собравший большое количество костей этого животного.

Наименования

Г.В. Стеллер и затем С.П. Крашенинников приняли открытое на Командорских островах животное за уже известного в научном мире ламантина (Trichechus manatus), испанское название которого в Америке было manati, и поэтому они также назвали его манатом. В качестве нового вида Manati gigas морскую корову описал Э. Циммерман в 1780 г. Немецкое, английское и русское названия сиреновых — "морские коровы", а поскольку Стеллер первым дал научное описание новому животному, то в русское название вида вошла его фамилия. Окончательно установившееся научное название данного вида — Hydrodamalis gigas ("водяная корова гигантская", от греческих слов hydor — "вода" и damalio — "теленок"). Другими синонимичными названиями стеллеровой коровы являются следующие: Manati balaenurus ("ламантин китовидный" (от латинского balaen — "настоящий кит"), Hydrodamalis stelleri ("водяная корова Стеллера") и Rhytina borealis ("морщинистая северная", от греческих слов rytis — "морщина" и Boreas — "северный ветер").

Камчадалы, населявшие восточное побережье Камчатки, обращенное к Командорским островам, иногда встречали вокруг мыса Кроноцкого я в заливе Авача принесенные течением и выброшенные штормом на берег туши этого зверя. Они называли его капустником, находя у него в желудке траву, которая в то время называлась капустой, а именно ламинарию (бурую водоросль), хотя сами эту водоросль никогда не добывали. Шкура животного была такой жесткой, что едва поддавалась топору. Она напоминала кору старого дуба, из-за чего западноевропейские участники экспедиции назвали его Korkentier ("покрытый коркой зверь"). Английские названия этого животного переводятся как "северотихоокеанская, громадная северная, арктическая морская корова" и "стеллерин".


    Зарисовка самки стеллеровой коровы (Hydrodamalis gigas), описанной и измеренной Г.В. Стеллером. Полагают, что по его просьбе рисунок сделал в 1742 г. другой член команды В.Й. Беринга — художник и геодезист Ф.Х. Плениснер. Данный рисунок считается единственным изображением данного животного с натуры.

Происхождение и древний ареал 

В эпоху олигоцена тектонические причины вызвали похолодание и изменение размеров Северной Пацифики. При этом там сформировались обширные пляжи на открытых участках берега, подверженные волновому воздействию, и усилились морские течения, способствующие расселению водорослей. Соответственно в прибрежной зоне уменьшилось количество покрытосеменных трав из семейств водокрасовых (Hydrocharitaceae) и рдестовых (Potamogetonaceae), но одновременно увеличились заросли морских водорослей: красных (Rhodophyta) и бурых (Phaeophyta). Из числа последних ламинариевые (Laminariales), появившиеся в позднем олигоцене вследствие похолодания океанических вод, в эпоху миоцена широко распространились в прибрежье северной части Тихого океана и стали основой водорослевого леса — кельпа. В настоящее время бурые водоросли опоясывают прерывистой лентой все побережья Северной Пацифики, а также — местами — берега Чукотского моря, восточную часть Чаунской губы и южные стороны Новосибирских островов и острова Врангеля.

Хотя предок гидродамалин обитал в тропическом океане Тетис, его приспособленные к более низким температурам потомки вследствие многократного изменения климата за время геологической истории переместились на запад — в более прохладные акватории Атлантического океана, обеспечивающие их кормом. Через открывшийся в среднем кайнозое центральноамериканский морской проход (на месте будущего Панамского перешейка) сирены в раннем миоцене расселились из Атлантики в Северную Пацифику.

Выйдя за границы тропиков и субтропиков и поселившись в северной умеренной климатической зоне, гидродамалины перешли на новый источник питания — морские водоросли, образующие кельп. Предпочитаемыми местами обитания ближайших предков стеллеровой коровы были защищенные и относительно спокойные прибрежные воды с густыми зарослями водной растительности, пригодной для их питания. Приспособление животных к обитанию в холодных водах и поеданию бурых водорослей сопровождалось изменениями в строении черепа, зубной системы, размерах тела и толщине кожи. Таким образом к позднему миоцену появились высокоспециализированные кельпоеды — представители рода морских коров (Hydrodamalis). Заняв пустующую экологическую шипу — морские мелководья с хорошей инсоляцией и достаточными кормовыми ресурсами (морскими водорослями) в условиях пониженных температур, стеллерова корова стала хорошо приспособленным к данным условиям животным.


    Заросли ламинарии в северной части Тихого океана.

Считается, что стеллерова морская корова (Hydrodamalis gigas) произошла от менее специализированной морской коровы Куэста (Hydrodamalis cuestae) не позднее среднего плейстоцена (более 300 тыс. лет назад). От последней стеллерова корова отличался несколько меньшими размерами, полным отсутствием (даже в зачатке) зубов и более значительной редукцией скелета кисти. Представляется вероятным, что рассматриваемый вид возник несколько южнее, позже расселившись в северные широты Тихого океана. Так, на острове Амчитка (Алеутская гряда) найдены 3 скелета стеллеровой коровы возрастом 130-125 тыс. лет. Примечательно, что один из них, несмотря на молодой возраст, по размеру не уступал взрослым экземплярам с Командорских островов. Судя по всему, в позднем плейстоцене стеллерова корова была широко распространена у Алеутских островов и побережья Аляски, пока климат этого района был достаточно теплым.

В конце плейстоцена, около 20 тыс. лет назад, уровень Мирового океана был значительно ниже современного — по наиболее принятой оценке, примерно на 130 м. Тогда между Евразией и Северной Америкой в очередной раз возникла обширнейшая по площади Берингия. Ее северное побережье выдавалось на сотни километров в глубь океана за счет осушения значительной части прилежащего шельфа, а нынешние Северная Земля, Новосибирский архипелаг, остров Врангеля и более мелкие острова восточной части евразийской Арктики были наиболее возвышенными участками материка. Берингийская суша перекрыла пролив, соединявший Тихий океан с Северным Ледовитым, в результате чего полностью прекратился водный и тепловой обмен между ними, а между Северной Атлантикой и Ледовитым океаном стал существенно слабее. С одной стороны, это способствовало выхолаживанию последнего, а с другой — вело к потеплению северных вод Тихого океана и прилежащей к ним суши. Именно в период такого потепления и могла расселиться на север стеллерова корова. Новые акватории она осваивала, вероятно, очень постепенно.


    Скелет стеллеровой коровы (Hydrodamalis gigas), раскопанный на побережье острова Беринга.

В период максимального распространения ареал стеллеровой коровы занимал узкую прибрежную полосу акватории Северной Пацифики от Калифорнии, вдоль тихоокеанского побережья до Аляски, далее через Алеутские и Командорские острова, Камчатку, Сахалин, Курильские острова до Японии (здесь остатки этого животного обнаруживаются вплоть до средней части острова Хонсю); в общих чертах область распространения совпадала с таковой калана (Enhydra lutris). Примечательно, что и Командоры — остаточное место обитания стеллеровой коровы в XVIII в. — и районы костных находок расположены несколько южнее границы максимального распространения сезонных льдов. Севернее этот вид существовать не мог физически, поскольку нуждался в свободных ото льдов отмелях, богатых растительной пищей. В южных частях ареала, более благоприятных для обитания, стеллерова корова, скорее всего, была истреблена человеком еще тысячи лет назад.

Когда приблизительно 10 тыс. лет назад из-за таяния ледников уровень моря поднялся более чем на 100 м и большая часть Берингийской суши ушла под воду, части популяции стеллеровой коровы оказались "запертыми" в мелких прибрежных водах небольших разрозненных островов. Расселяться в открытом море это животное не было способно. Негативно сказалось на нем и образование Берингова пролива, через который из Северного Ледовитого океана с морскими течениями начали поступать холодные арктические воды. Исчезнув на заселенных человеком побережьях Азии и Америки, здесь, на удаленных от материков островах, в изоляции и в относительной безопасности, стеллерова корова продержалась до прибытия в эти места человека. 

Потенциально пригодная для заселения стеллеровой коровой зона в северной части Тихого океана начала осваиваться людьми около 12-10 тыс. лет назад, южнее это происходило еще раньше. Вероятно, первобытные охотники не упускали возможности поохотиться на это неповоротливое и безобидное создание. Столь крупные и тяжелые животные, безусловно, разделывались добытчиками в узкой прибрежной полосе, где костные остатки довольно быстро обкатывались волнами, и кости становились неотличимыми от морской гальки. Все же, имеются данные о нахождении остатков стеллеровой коровы в кухонных кучах древних прибрежных поселенцев. Так, на острове Адах (группа Андреяновских островов) обнаружен обработанный костный фрагмент возрастом около 3700 лет, а на острове Булдырь (Крысьи острова) — фрагмент ребра примерно того же возраста. Обе указанные группы островов входят в состав Алеутского архипелага.


    Некоторые местонахождения субфоссильных остатков и места наблюдений стеллеровой коровы (Hydrodamalis gigas).

Распространение в исторический период

К моменту открытия ареал стеллеровой коровы охватывал лишь небольшой район Берингова моря вблизи островов Беринга и Медного, крупнейших из группы Командорских островов. Последние находятся приблизительно в 200 км восточнее Камчатки, ее средней части, на продолжении Алеутской островной дуги. Являясь ее крайней частью, Командорские острова, как и Алеутский архипелаг, располагаются на стыке Берингова моря и Тихого океана. Сравнительно большой остров Беринга имеет площадь 1,5 тыс. кв. км. (при длине 90 км и ширине до 40 км), значительно меньший остров Медный площадью всего 186 кв. км (длиной менее 60 км и шириной до 7 км). 

Стада животных обитали в их прохладных и неглубоких прибрежных водах, свободных ото льдов в течение большей части года и богатых служившими им пищей бурыми ламинариевыми водорослями, в частности — аларией полой (Alaria fistulosa). К тому же на островах не было крупных наземных хищников. В то время они были безлюдными: камчадалам они не были известны, а алеуты посещали их случайно. После открытия островов русскими эти места стали часто посещаться промысловиками и судьба беззащитных животных была предрешена. Стеллер писал: "Если меня спросили бы, сколько я видел их на острове Беринга, то я бы не замедлил ответить — их невозможно сосчитать, они бесчисленны...". На самом деле популяция стеллеровой коровы в то время уже была достаточно небольшой и в целом насчитывала не более 3000 особей.

Вопрос о ареале стеллеровой коровы в XVIII в. является предметом дискуссий. В.Г. Гептнер с соавторами (1967 г.), тщательно изучившие большое количество источников, считали, что для исторического времени не существует никаких надежных свидетельств ее обитания где-либо за пределами акватории Командорских островов, в том числе и на Алеутских. Общепринятым считается, что старинные свидетельства о встречах с этим животным в других местах основаны главным образом на выброшенных морем трупах, ошибках наблюдения либо выдумках. Так, известно, что жители Камчатки еще до открытия Командор и стеллеровой коровы были знакомы с ней, поскольку изредка мертвые туши этого животного прибивало к Кроноцкому мысу и берегам Авачинского залива, расположенных на расстоянии 150 км и более от острова Медного. Все-таки, нельзя полностью исключить, что еще в XVIII в. стеллерова корова населяла не только прибрежные воды островов Беринга и Медного, но и другие районы Дальнего Востока и Аляски. 


    Бухты острова Беринга.

Известно, что немало бумаг Стеллера было затеряно еще в XVIII в., а к нашему времени и из оставшихся сохранились немногие. Но историк Г.Ф. Миллер, также являвшийся участником Второй Камчатской экспедиции, мог использовать и неизвестные сегодня сведения. В одной из его работ, переизданной через 238 лет, в 1996 г. (кстати, ссылки на Миллера у Гептнера с соавторами отсутствуют), есть следующая фраза: "Должно думать, что они (т. е. алеуты. — ред.) питаются по большей части морскими зверями, коих добывают в тамошнем море, а именно: китов, манатов, сивучей, морских котов, бобров (т. е. каланов. — ред.) и тюленей… О других обстоятельствах их более ничего не примечено, по крайней мере в тех известиях, которые служат основанием сему описанию, ничего не записано". Ясно, что Миллер использовал какие-то письменные источники, скорее всего — дневники или отчеты участников экспедиции. Важно здесь упоминание о добыче алеутами манатов, как называл стеллеровых коров сам открыватель вида.

О широком ареале стеллеровой коровы сообщал Г. Гетчинсон: "В 1885 г. дирекция Британского музея приобрела почти полный скелет этого животного, теперь вымершего, найденный в плейстоценовых торфяных отложениях на острове Беринга. Ранее оно встречалось в изобилии вдоль берегов Камчатки, Курильских островов и Аляски". На какие сведения ориентировался автор, не известно. Эту работу Гептнер с соавторами также не цитируют, а о находке ребра на Атту (самом западном острове Алеутской гряды, находящегося на расстоянии 350 км от острова Медного) пишут: "…если оно действительно принадлежит описываемому виду, как правильно считал еще Брандт (1846 г.), то происходит от трупа, принесенного волнами. <…> Оно могло быть завезено и промышленниками, заготовлявшими мясо на Командорских островах". Несмотря на это, необходимо заметить, что в литературе есть упоминания об охоте в XVIII в. жителей острова Атту на стеллеровых коров, преимущественно на самок.

Завозом никак нельзя объяснить находку ребра стеллеровой коровы на эскимосском поселении XVI в. Кангигуксук, которое находится на крайнем юго-западе материковой части штата Аляска. Это поселение существовало примерно за 200 лет до открытия русскими Командорских островов. Трудно представить, что данное ребро "происходит от трупа, принесенного волнами": если вслед за Гептнером считать, что только возле Командор обитала в историческое время стеллерова корова, труп должен был проплыть до поселения Кангигуксук напрямик около 2150 км. 

Некоторые специалисты отмечают, что стеллерова корова также водилась возле островов Святого Матвея и Святого Лаврентия, а ее кожа издавна использовалась чукчами для обивки лодок. Другие исследователи полагают, что вплоть до XVIII в. данное животное встречалось в прибрежных водах западных Алеутских островов, пока не было там окончательно истреблено. Кроме того, существует предположение, что его ареал в предыдущие века включал северные Курильские острова и прибрежные участки Охотского моря, а также Чаунскую губу Восточно-Сибирского моря. Таким образом, вопрос о распространении стеллеровой коровы в историческое время пока остается открытым.