Приветствую Вас Гость | RSS

Век млекопитающих - Age of Mammals

Четверг, 27.04.2017, 15:57
в оглавление

назад

Новогвинейская подобласть

К Новогвинейской подобласти относится большой тропический остров Новая Гвинея (площадь 829 тыс. кв. км) с рядом прилежащих островов. Восточная граница данной подобласти весьма неопределенна. Согласно одной точке зрения, она проходит восточнее Соломоновых островов и Новой Ирландии, по другой — западнее их.

Новая Гвинея обладает разнообразными экологическими условиями. В северной части она гориста, и отдельные вершины достигают высоты 5000 м. Юг острова представляет собой обширную равнину. Большая часть Новой Гвинеи покрыта пышными тропическими лесами малайского типа, а ее берега окаймлены мангровыми зарослями. Примерно высоте 900 м влажный тропический лес сменяется облачным тропическим лесом (нефелогилеей), за которым — выше 3300 м — следуют альпийские луга. На юге Тасмании имеются участки таких же, как и в Австралии, открытых эвкалиптовых лесов.


    Фауна Новогвинейской подобласти. Автор — В.А. Ватагин.
Фауна млекопитающих Новой Гвинеи развита весьма односторонне, типичные для Австралии группы здесь явно преобладают. Из однопроходных (Prototheria) помимо австралийской ехидны (Tachyglossus aculeatus) имеется несколько представителей рода проехидн (Zaglossus). От обыкновенной ехидны они отличаются большими размерами, высокими конечностями, длинным изогнутым рылом и подчас весьма слабым развитием иглистого покрова. Еще недавно проехидны встречались и в Австралии.

Сумчатых (Metatheria) представляют настоящие бандикуты (Peramelidae), новогвинейские бандикуты (Peroryctidae), хищные сумчатые (Dasyuridae), настоящие кускусы (Phalangeridae), перьехвостые кускусы (Acrobatidae), карликовые поссумы (Burramyidae), сумчатые летяги (Petauridae) и кенгуру (Macropodidae). К последним относятся филандеры (Thylogale), древесные (Dendrolagus), лесные (Dorcopsulus) и кустарниковые (Dorcopsis) кенгуру, а также прыткий валлаби (Macropus agilis). Все это небольшие и средние по размерам формы. Лесистый характер местности делает невозможным существование крупных видов кенгуру, свойственных открытым пространствам Австралийского материка. Помимо Новой Гвинеи, кенгуру живут на ряде мелких островов, например, на Кай и Ару. Часть родов бандикутов и кенгуру более характерна для Новой Гвинеи, чем для Австралии. Есть среди местных сумчатых и эндемики на родовом уровне, например собственно перьехвостые кускусы (Distoechurus), новогвинейские (Peroryctes) и мышевидные (Microperoryctes) бандикуты. Сумчатый волк (Thylacinus cynocephalus) исчез на Новой Гвинее уже в голоцене. 

Новогвинейские высшие млекопитающие (Eutheria) довольно многочисленны, но при этом однообразны. Из грызунов (Rodentia) имеются мыши (Muridae), общие с Австралией или эндемичные. Из первой категории укажем бобровых (Hydromys) и цепкохвостых (Pogonomys) крыс, из второй — очковых мышей (Leptomys), чешуйчатохвостых (Chiruromys) и древесных (Mallomys) крыс. Из рукокрылых (Chiroptera) особенно богато представлены крыланы (Pteropodidae). Недавними вселенцами в Новую Гвинею являются одичавшие потомки домашней собаки и свиньи.

Фауна Соломоновых островов бедна. Из сумчатых здесь встречается пушистый кускус (Phalanger orientalis), из плацентарных присутствуют мыши (Muridae) и рукокрылые (Chiroptera).

Новозеландская подобласть

Данная подобласть включает острова Новой Зеландии (Северный, Южный, Стюарта и несколько мелких), а также ряд прилегающих архипелагов — острова Окленд, Антиподов, Чатем, Кэмпбелл и Кермадек. Некоторые из них весьма отдаленные, например, архипелаг Чатем располагается приблизительно в 680 км к юго-востоку от основной части Новой Зеландии. Что касается островов Норфолк и лорда Гоу, то фауны их имеют переходной характер между новозеландской и австралийской, но ближе, по-видимому, к последней.

По своим физическим условиям Новая Зеландия является прямой противоположностью Австралии. Оба главных острова очень гористы, причем горы носят альпийский характер и весьма богаты ледниками, озерами и горячими источниками. Климат страны очень мягкий; среднегодовая температура составляет 12-13 °С, причем средняя температура самого холодного месяца не падает ниже 5 °С. Осадков много — от 815 до 1090 мм в год. Растительность весьма своеобразна и в основе своей состоит из густых влаголюбивых лесов тропического типа, несмотря на то, что климат умеренный. Отличие флоры от австралийской проявляется, например, в том, что здесь нет эвкалиптов, но имеется масса эндемичных растений. Так, весьма характерны обширные насаждения различных папоротников, в том числе древовидных, достигающих 40 м в высоту и придающих ландшафту архаический облик. Велико число вьющихся форм. Из антибореальных пород распространены вечнозеленые южные буки. Широко известна новозеландская сосна, встречающаяся главным образом на полуострове Окленд. Лишь полоса вдоль восточного берега Южного острова занята значительными степными пространствами.


    Фауна Новозеландской подобласти. Автор — В.А. Ватагин.
Фауна подобласти крайне дефектна и характеризуется слабой насыщенностью биоценозов. Птицы здесь очень разнообразны, причем среди них много нелетающих. Последнее стало возможным благодаря полному отсутствию в Новой Зеландии наземных млекопитающих. Единственный представитель грызунов (Rodentia) — полинезийская крыса (Rattus exulans) — был завезен маорийскими мореплавателями еще до появления на островах европейцев. Рукокрылые (Chiroptera) включают всего несколько видов. Древнее эндемичное семейство футлярокрылов (Mystacinidae) представлено большим (Mystacina robusta) и малым (Mystacina tuberculata) футлярокрылами, причем первый из них, вероятно, уже вымер. Эти летучие мыши ведут преимущественно наземный образ жизни, питаясь насекомыми и падалью. Выростогубые гладконосы (Chalinolobus) вселились в местную фауну относительно недавно. На Новой Зеландии обитает новозеландский выростогуб (Chalinolobus tuberculatus), на остров Норфолк из Австралии проникает выростогуб Гульда (Chalinolobus gouldii).

Своеобразие местной фауны объясняется тем, что Новозеландские острова отделились от австралийской суши очень давно, еще в мезозое, и млекопитающие не успели на них проникнуть (относительно недавно в раннемиоценовых отложениях Новой Зеландии были найдены фрагментарные остатки некоего мелкого зверька, но он вполне может оказаться реликтовым млекопитающеобразным). Ситуация кардинально изменилась с приходом человека. Сначала полинезийцами, а затем белыми колонизаторами на Новую Зеландию были случайно и преднамеренно завезены сотни (!) чужеродных видов зверей и птиц. Многие из них не только прижились, но и начали активно вытеснять аборигенов. Этому способствовало и то, что подобласть по своему климату приближается к Европе, особенно к Британским островам, так что европейские животные нашли здесь не только незанятые экологические ниши, но и физико-географические условия, соответствующие их родине. Таким образом, первоначальный облик новозеландской фауны, как и австралийской, в значительной мере утрачен.

Полинезийская подобласть

К этой весьма сборной и неопределенной подобласти относится громадное количество островов, расположенных в юго-западной и центральной части Тихого океана. Географически их делят на три большие группы: собственно Полинезию на востоке, Меланезию на западе и Микронезию на севере (Новая Гвинея и Новая Зеландия с рядом прилежащих островов с физико-географической точки зрения также относятся к данному региону, однако в рассматриваемую зоогеографическую подобласть они не входят).

По происхождению все острова можно подразделить на вулканические (высокие), коралловые (низкие) и известняковые. К первым относятся Фиджи, Самоа, острова Товарищества и Маркизские. Они гористы, достигают 1,5-2 тыс. м, иногда и выше. Их склоны покрывают потоки застывшей лавы. Берега этих островов обрывисты либо имеют вид песчаных пляжей, либо низменны и их окаймляет полоска мангровых зарослей. Обычно берега вулканических островов на большом протяжении сопровождаются коралловыми рифами (береговыми или барьерными). Наветренные склоны таких островов благодаря пассатам, несущим влагу, покрыты густой тропической растительностью. Растительность подветренных склонов гораздо беднее и состоит лишь из зарослей кустарников или трав. Коралловые острова, как говорит само их название, представляют собой продукт деятельности рифообразующих кораллов. Таковы бесчисленные острова Микронезии — Каролинские, Маршалловы, Марианские, Джильберта, Эллиса, — а также острова Туамоту. Они либо узки и вытянуты в длину, либо имеют вид кольца (атоллы) с лагуной посередине. Растительность здесь скудная — встречаются только кокосовые пальмы, панданусы и галофильные кустарники. Известняковые острова возникают в результате поднятия дна океана, поверхность их изрезана крупными оврагами и покрыта скалами, а берега крутые. Как правило, здесь развиваются густые древесно-кустарниковые заросли. В восточном направлении видовое разнообразие островной растительности постепенно уменьшается.

Фауна подобласти имеет ярко выраженный иммиграционный характер и крайне дефектна. Как и в случае с флорой, в направлении от Новой Гвинеи на восток четко прослеживается тенденция ее обеднения. Относительно богато представлены лишь птицы. Нелетающие наземные млекопитающие самостоятельно достигли лишь Соломоновых островов. Далее фауна млекопитающих, если не принимать во внимание мышей, крыс и свиней, завезенных коренными жителями, ограничивается рукокрылыми (Chiroptera). Это индо-малайские летучие лисицы (Pteropus) и мешкокрылы (Emballonura), палеарктические ночницы (Myotis), а также тропикополитные длиннокрылы (Miniopterus). Единственное рукокрылое Гавайского архипелага — мохнатый волосатохвост (Lasiurus cinereus) — имеет американское происхождение. На некоторых архипелагах, как, например, Маркизском, нет и летучих мышей.

вперед

в оглавление