ВЕК МЛЕКОПИТАЮЩИХ - Специализация в питании, значение разных групп кормов

Приветствую Вас Гость | RSS

Век млекопитающих - Age of Mammals

Понедельник, 27.03.2017, 23:30
в оглавление

назад

Специализация в питании, значение разных групп кормов

По степени кормовой специализации млекопитающих, как и других животных, делят на стенофагов — животных, использующих ограниченный набор кормов, и эврифагов — всеядных животных. Питание смешанной пищей в значительной мере обуславливается географическими и сезонными изменениями обилия и доступности различных кормовых объектов. В условиях умеренных и холодных зон северного полушария типичных стенофагов сравнительно мало, большинство видов здешних млекопитающих — эврифаги. Это понятно, поскольку в особенно суровой среде наибольшие шансы выжить имеют те виды, которые не ограничиваются каким-либо одним источником пищи или способом ее потребления.

К стенофагам можно, например, отнести виды строго насекомоядных рукокрылых, некоторых дельфинов, питающихся почти исключительно рыбой, принадлежащими к ограниченному числу родов и видов, некоторых усатых китов с очень специализированным цедильным аппаратом и др. Хороший пример стенофага — гигантский муравьед (Myrmecophaga tridactyla), питающийся только термитами и муравьями. Гигантский муравьед представляет собой наземный вид; существуют и более мелкие виды древесных муравьедов, специализировавшихся в поисках термитников, располагающихся на ветвях деревьев. К типичным стенофагам также относится красная древесная полевка (Arborimus longicaudus), употребляющая в пищу исключительно иглы и молодые побеги хвойных, главным образом дугласовой пихты, большая (Ailuropoda melanoleuca) и малая (Ailurus fulgens) панды, питающиеся в основном молодыми листьями и побегами бамбука, а также коала (Phascolarctos cinereus) с рационом из листьев и побегов эвкалиптов. Полную противоположность представляют такие эврифаги, как бурый медведь (Ursus arctos), енот-полоскун (Procyon lotor), барсук (Meles meles), лесная (Martes martes) и каменная (Martes foina) куницы, соболь (Martes zibellina), кабан (Sus scrofa) и ряд других. Беспозвоночные и позвоночные животные, ягоды, орехи, фрукты, зелень играют в их питании более или менее постоянную и существенную роль. Самым всеядным млекопитающим, не считая человека, является серая крыса (Rattus norvegicus), способная пожирать восковые свечи, тряпье из натуральных материалов и даже своих сородичей.


    Большой муравьед (Myrmecophaga tridactyla) питается исключительно колониальными насекомыми, гнезда которых он разрушает мощными когтями передних конечностей. Для ловли добычи муравьед использует длинный тонкий язык, покрытый клейкой слюной. Язык движется с удивительной скоростью и может высовываться и втягиваться дважды в секунду. Хотя у зверя нет зубов, он, перед тем как проглотить добычу, перетирает ее о подушечковидные выросты внутри ротовой полости.
Корма, используемые представителями данного вида в какой-либо местности, для удобства их сравнения разделяют на основные, второстепенные, и случайные, в зависимости от большей или меньшей частоты случаев их поедания (или встреч в желудках), а также от среднего числа съеденных особей или, наконец, от среднего веса или объема в содержимом пищеварительного тракта вскрытых животных. Основными кормами считают те, которые поедаются часто и в большом количестве; в ряде случаев к ним нужно относить и сравнительно редко поедаемые виды корма, но имеющие большую биологическую ценность. К случайным кормам относят используемые редко и по существу мало характерные для диеты данного вида. Например, благородный олень (Cervus elaphus) и кролик (Oryctolagus cuniculus) изредка едят мясо.

Такое разделение помогает разобраться в пищевых связях животного, но все же, в известной мере, является формальным, так как не указывает на причины более частого или редкого использования тех или иных пищевых объектов. Зависит ли оно только от обилия данного корма и его доступности или от особой его привлекательности — вопрос, ответить на который нередко оказывается довольно трудно. Непосредственные наблюдения за пастьбой и охотой животных в природе, специальные опыты по кормлению животных, содержащихся в вольерах или в загонах, наконец, тщательные подсчеты на свежих следах зверя числа съеденных и нетронутых растений разных видов, раскопанных или оставленных без внимания нор мелких грызунов и т. п. дают возможность судить об избирательности, о предпочтении, оказываемом определенным кормам.


     Хотя рацион большой панды (Ailuropoda melanoleuca) включает некоторое количество мяса, рыбы и клубней, 99 % его составляет бамбук. Обладая кишечником хищника, панда недостаточно эффективно усваивает целлюлозу. Она способна переварить всего 20 % пищи, которую съедает, тогда как типичные травоядные млекопитающие переваривают 80 %. В связи с этим взрослая панда съедает до 40 кг бамбука в день,  затрачивая на это 12-14 часов.
По степени привлекательности корма разделяют на явно предпочитаемые, поедаемые охотно и вынужденные. Наблюдения показывают, что большинство млекопитающих обладает очень тонкой избирательной способностью. Так, например, на Западном Кавказе многие крупные животные осенью питаются плодами диких яблонь и груш, причем кабаны явно предпочитают груши, отличающиеся по сравнению с яблоками большей сахаристостью и меньшей кислотностью. Учет по следам показал, что кабаны (Sus scrofa), бурые медведи (Ursus arctos), благородные олени (Cervus elaphus), косули (Capreolus capreolus) и волки (Canis lupus) из деревьев, находившихся под наблюдением, посещали 92 % груш от общего числа, имевших сладкие плоды, 66 % груш, имевших кислые плоды, и только 28 % из приносивших горькие. Хорошо известно, что виды сельдей, в том числе и каспийских, различать по внешним признакам довольно трудно, но каспийские нерпы (Pusa caspica), иногда осматривающие ставные сети рыбаков, безошибочно выбирают среди других и съедают прежде всего запутавшуюся в ячеях сельдь залом, имеющую наибольшую жирность (до 16 % жира). Кузнечиковые хомячки (Onychomys) поедает самых разнообразных членистоногих, включая сколопендр и скорпионов. Нередко они даже убивают мелких ящериц, хомячков и полевок. Однако на зерна эти зверьки переходит только тогда, когда кончается животная пища.

Предпочитаемый корм (это нередко относится даже к отдельным частям растений или животных), как правило, биологически наиболее ценен для потребителя в условиях данного сезона и географической обстановки. Поедая жирную рыбу, тюлень быстрее восстанавливает слой подкожного жира в период интенсивного питания (нагула). Однако потребности организма меняются по мере протекания сезонных биологических явлений (линьки и отрастания шерстного покрова, сбрасывания и роста рогов, течки, беременности, лактации, подготовки к спячке и т. д.), а также в зависимости от пола и возраста животных и от того, каковы были условия их существования в предшествующем сезоне, году и т. д. Поэтому предпочитаемый корм может через некоторое время стать поедаемым слабо, неохотно и наоборот.


     Несмотря на свои размеры, гиппопотам (Hippopotamus amphibius) ест удивительно мало. Большую часть времени он проводит в теплой воде, но водными растениями при этом не питается. По ночам животное покидает водоем и выходит на берег, чтобы покормится травой, которую оно щиплет своими толстыми губами. Количество пищи, поглощенной на протяжение суток, составляет всего 1,5 % от общей массы тела (у домашней коровы (Bos taurus primigenius) это соотношение примерно вдвое больше). Это свидетельствует о большой эффективности пищеварительной системы гиппопотама. Кроме того, изредка зверь поедает падаль.
Охотно поедаемые корма не всегда составляют основу диеты животного. Например, шимпанзе (Pan troglodytes) порой охотятся на более мелких приматов и молодых свиней. В Танзании и Кот-д’Ивуаре ими особенно часто устраиваются загонные охоты на колобусов (Colobus). Поймав обезьяну, шимпанзе первым делом съедает наиболее богатый жиром головной мозг, затем высасывает костный мозг из самых крупных костей жертвы и только после этого приступает к ее мясу.

К категории вынужденных относят корма, потребляемые главным образом при голодовке. Так, некоторые голодающие млекопитающие иногда поедают собственный кал и кал других животных. Здесь необходимо оговориться, что подобная пища далеко не всегда является суррогатом полноценных кормов. Например, собака (Canis lupus familiaris) часто отдает предпочтение тухлой рыбе перед свежим кормом или вовсе человеческому калу. Подобные «неэстетичные» пищевые предпочтения собаки имеют вполне убедительные причины. Тухлая (ферментированная) рыба и кал содержат легко усвояемые питательные вещества (олигопептиды, олигосахара, жирные кислоты), а также большое количество витаминов группы B, незаменимых свободных аминокислот и минеральных веществ в усвояемой минералоорганической форме. Таким образом, когда собака испытывают недостаток в тех или иных нутриентах, витаминах или минеральных веществах (а в городских условиях жизни такое состояние развивается часто), она оптимизирует свое питание соответствующим пищевым поведением. Как обычное явление калоедение, или копрофагия, также наблюдается у лисицы (Vulpes vulpes), песца (Alopex lagopus), енотовидной собаки (Nyctereutes procyonoides), пятнистой гиены (Crocuta crocuta), кабана (Sus scrofa), бурозубки (Sorex araneus) и др. У зайцеобразных и ряда грызунов калоедение является обязательным условиям усвоения из пищи питательных веществ. 


     Дюгонь (Dugong dugon) пасется на песчаном дне, гибкими толстыми верхними губами вырывая с корнем водные растения.
Учитывая отличия биологической ценности кормов, их разделяют на продуктивные, поддерживающие и балластные.

К продуктивным относят те корма, которые полностью обеспечивают жизнедеятельность организма, его рост, накопление им необходимых энергетических резервов и нормальное протекание полового цикла. Поддерживающие корма могут некоторое время поддерживать жизнь, но не являются полноценными, хотя и дают животному возможность уцелеть в трудный по кормовым условиям период или сезон. Таковы, например, ягельные — зимние корма северного оленя (Rangifer tarandus). Наедаясь ими досыта (до 10 кг в день), олень тем не менее непрерывно теряет вес и растрачивает накопленные за лето резервы. Его продуктивные корма летние — зелень травянистых растений, ветви и листья ив, полярной березки. Они содержат много перевариваемых белков, богаты витаминами и т. п. На зеленом подножном корме у оленей быстро восстанавливается вес, накапливаются энергетические резервы к осени — на период гона и на зиму.

Балластные корма — в то же время и в высшей степени вынужденные: животные наполняют ими желудок при полной, длительной голодовке. Так, например, в многоснежные холодные зимы ветви кустарников, кора деревьев, лишайники служат вынужденным кормом кабану (Sus scrofa), не имеющему доступа к корневищам, орехам, желудям — его продуктивному корму. Иногда в желудке кабана находят трухлявую древесину гнилых пней, в желудке волка (Canis lupus) — куски веревок и ремней, тигра (Panthera tigris) — лишайники, песца (Alopex lagopus) — тряпки и обрывки старых рыболовных сетей, подобранных на месте стоянки рыбаков. Все это — балластные корма, они заполняют желудок, но ни в какой степени не могут утолить голода животных. Описан случай, когда голодные белые медведи (Ursus maritimus) съели кофе, паруса и американский флаг, в другой раз в желудке убитого хищника этого вида обнаружили табак и липкий пластырь, тоже похищенные из склада полярных исследователей. 


    Жираф (Giraffa camelopardalis) предпочитает питаться свежими листьями, плодами и цветами деревьев, которые он может избирательно объедать благодаря высокому росту, подвижным кожистым губам и очень длинному языку. В засушливое время животное ест сухие листья, ветки и даже колючки деревьев. Губы и язык  защищены от колючек твердыми роговыми бляшками, а во рту густая слюна обволакивает их и делает безопасными для стенок пищеварительного тракта. Взрослый жираф съедает до 35 кг пищи каждый день. Подобно другим жвачным, он сначала прожевывает и проглатывает свою пищу, а затем отрыгивает и снова прожевывает ее. Уникально то, что жираф способен жевать жвачку во время ходьбы. Эта особенность появилась в связи с кочевым образом жизни.
Если при вскрытиях встречают много порожних желудков или наполненных только балластным кормом, можно утверждать, что популяция животных, из которой взята данная проба, сильно голодает. Но и по количеству поедаемого корма не всегда можно с уверенностью судить о его биологической значимости так же, как и по степени наполненности желудков — о благоприятных кормовых условиях данного сезона и местности. Нередко объемистые корма, которые при грубом статистическом методе работы можно бы отнести к основным, в действительности — вынужденные, поддерживающие. Так, например, у белок (Sciurus vulgaris) Западной Сибири в 1932 году, при хорошем урожае кедровых семян средний вес содержимого желудка был 5,5 г, причем ядра кедровых орешков встречались в 83 % желудков, семена других хвойных пород — в 1,3 %, а грибы — в 15,7 %. В 1935 году на севере Европейской части России при полном неурожае семян хвойных и слабом урожае грибов средний вес содержимого желудка белок равнялся 25,1 г (в некоторых случаях доходил до 113 г), причем почки ели встречались в 67,6 %, грибы в 27,4 % желудков. Если сравнить средний вес пищи, потребляемой за кормежку в эти годы (5,5 г и 25,1 г), то может показаться, что в 1935 году сложились более благоприятные условия. В действительности положение было совсем иным. За сутки белка съедает 15-35 г кедровых орешков и это обеспечивает получение 56,2-109 кал. Калорийность семян ели лишь немного ниже — 1 г/6720 кал против 1 г/6910 кал для кедра. Калорийность почек ели (в воздушно-сухом состоянии) составляет 1 г/4040 кал. Тепловой эквивалент в 80 кал белка может получить только в том случае, если съест не менее 10 000 почек, что совершенно непосильно в отношении добывания этого корма и работы пищеварительного тракта. 


    Шимпанзе (Pan troglodytes) едят практически целый день. Начиная процесс кормления рано утром, он сначала поедает все, что доступно, но в конце дня уже предпочитает выбирать самые спелые фрукты и самые сочные листья. Вероятно, когда он сыт, то может позволить себе быть более разборчивым.
В те годы, когда белки питаются почками ели и грибами, они очень истощаются за зиму, часть органов приобретает патологические необратимые изменения. Многие зверьки погибают, а уцелевшие, за редкими исключениями, не участвуют в размножении. В результате численность белок резко сокращается. В годы обилия семян хвойных, наоборот, зверьки хорошо упитаны уже с осени, успешно заканчивают зимовку; брачный период у них начинается рано, еще в конце зимы. За сезон белки успевают принести два выводка, и к осени количество зверьков резко возрастает. Успешное размножение при питании семенами хвойных — лучший показатель их высокой биологической ценности для белок. Характерно, что грибы и при этой «сытной диете» остаются привлекательными. Дело в том, что семена хвойных — жирная, калорийная, но бедная зольными элементами пища. Грибы восполняют этот недостаток и, кроме того, дают некоторые ценные витамины. Пренебрежение к учету биологической ценности кормов может приводить к грубым ошибкам. Вместе с тем, при изучении питания диких и домашних млекопитающих следует всегда иметь в виду, что зачастую охотность поедания растения ближе к действительной кормовой оценке, чем теоретический расчет питательной ценности по коэффициентам переваримости.

Для многих эврифагов (лесная куница (Martes martes), барсук (Meles meles), медведь (Ursus arctos), кабан (Sus scrofa) и др.) характерно наличие нескольких заменяющих друг друга групп пищи. Это ценное для вида приспособление к жизни в условиях с большой неустойчивостью кормовой базы. Оно составляет сущность эврифагии и у некоторых видов объясняет устойчивость их численности. Но есть немало видов млекопитающих, использующих обширный спектр кормов, из которых жизненно важное значение имеют очень немногие. Таков, например, песец (Alopex lagopus) материковых тундр, для которого решающее значение имеют лемминги, эти доминирующие полевки тундры — норвежский (Lemmus lemmus), сибирский (Lemmus sibiricus), копытный (Dicrostonyx torquatus) и ряд других. Только в годы их высокой численности песцы хорошо упитаны, приносят большие жизнеспособные выводки и успешно выкармливают молодых, благодаря чему количество этого пушного зверя к осени резко возрастает.


    Зимнее питание песца (Alopex lagopus) грызунами в разных подзонах полуострова Ямал (по Барабаш-Никифорову и Формозову, 1963):
1 — сибирский лемминг (Lemmus sibiricus); 2 — копытный лемминг (Dicrostonyx torquatus); 3 — серые полевки (Microtus); 4 — лемминги (ближе не определенные); 5 — водяная полевка (Arvicola terrestris). Цифры в центре кружков обозначают годы и количество исследованных данных; под кружками название факторий, на которых были сданы песцы, использованные для изучения их питания. График показывает, что повсеместно в тундрах основную роль играет сибирский лемминг (от 45 до 80 и более % встреч). В лесотундре иногда (зимой 1937/38 гг.) песцы ловили много серых и водяных полевок.
Аналогичная закономерность на большем материале установлена и в биологии довольно всеядной лисицы (Vulpes vulpes) средних и южных степных районов Евразии с тем отличием, что леммингов заменяют серые полевки — обыкновенная (Microtus arvalis), общественная (Microtus socialis) и др., а также степная пеструшка (Lagurus lagurus). При низкой численности этих грызунов резко увеличивается процент яловых самок, сокращается величина выводков лисиц, часть производителей в многоснежные месяцы зимы погибают от истощения. Малочисленность или обилие полевок оказывают решающее влияние на жизнь лисиц даже в тех районах, где летом много сусликов, ящериц, саранчевых и т. п. Видимо, эти летние корма не имеют значения, свойственного полевкам — предпочитаемому зимнему корму взрослых лисиц и летнему корму молодых щенят после перехода их на животную пищу. Сами серые полевки (Microtus) поедают десятки видов растений (некоторые виды — до нескольких сот), но и в этих списках ясно выделяется группа основных, наиболее привлекательных растений, обладающих большой биологической ценностью. Для обыкновенной серой полевки (Microtus arvalis) — это мезофильные широколистные злаки и бобовые.

Итак, не все поедаемые млекопитающими корма имеют пищевую ценность. В некоторых случаях они даже вредны для потребителя. Так, некоторые грызуны охотно поедают морской лук, лось (Alces alces) — борец и папоротник орляк, ряд полорогих (Bovidae) — черный паслен. В результате может наступить отравление. На западе США и в Мексике домашние коровы (Bos primigenius taurus), овцы (Ovis orientalis aries) и лошади (Equus ferus caballus) злоупотребляют остролодочником, получившим обиходное название «сумасшедшая трава». Это растение содержит ядовитый алкалоид свейнсонин, оказывающий сильное воздействие на нервную систему. В результате поведение животных, регулярно потребляющих остролодочник, с каждым днем становится все более странным и причудливым. Поначалу они вдруг начинают отбиваться от групп сородичей, затем и вовсе стараются кормиться отдельно, а в конце концов затевают драки с телеграфными столбами и совершают затейливые прыжки в воздухе. Во время ходьбы их сильно шатает.


    Серая крыса (Rattus norvegicus) очень боится новой пищи и не желает употреблять незнакомую еду. Такое поведение могло сформироваться как защита от возможного отравления.
Черный лемур (Eulemur macaco) поедает многоножек ради присутствующего в них токсического вещества, которое отпугивает насекомых-паразитов, но это вещество одновременно оказывает и наркотическое действие. После поедания многоножек веки у лемура тяжелеют и опускаются, а изо рта вытекает пенистая слюна. Кроме того, у животного сильно возрастает сексуальность. Этот эффект продолжается несколько минут.

С другой стороны, некоторые млекопитающие нечувствительны к растительным и животным ядам. Так, основу рациона золотистого лемура (Hapalemur aureus) составляет бамбук дендрокаламус, ядовитый для большинства других зверей. Бобр (Castor fiber) без вреда для себя поедает цикуту, смертельную для прочих животных даже в небольших дозах. Альпийский козел (Capra ibex) потребляет сильно ядовитые рододендроны и лютики. Зайцу-русаку (Lepus europaeus) пищей служит целый ряд растений, содержащих такие ядовитые вещества, как синильная кислота, цитизин, эуфорбин, леуцин и др. Еж (Erinaceus europaeus) охотно едят ядовитых жуков-нарывников, черноухий хомячек (Peromyscus melanotis) — бабочек-монархов и т. д. Необычное пищедобывательное поведение выработалось у кузнечиковых хомячков (Onychomys). Помимо прочего они охотятся на жуков-бомбардиров, которые в защитных целях выбрасывают из брюшка едкую жидкость. Однако хомячки быстро хватают их передними лапками, придают им вертикальное положение и запихивают кончиком брюшка в землю, после чего обезвреженные жуки спокойно съедаются.


    Золотистый лемур (Hapalemur aureus) со стеблем дендрокаламуса.
Некоторые млекопитающие с удовольствием потребляют природный алкоголь и прочие наркотизирующие вещества. Например, саванные слоны (Loxodonta afrricana) совершают ежегодные путешествия за зрелыми плодами дерева марулы. Их забродивший сок содержит примерно 7 % алкоголя. Поев плодов, слоны становятся совершенно пьяными — они шатаются при ходьбе, резвятся, кричат так, что слышно на несколько километров вокруг, и нередко затевают драки. Помимо плодов, слонами поедается кора марулы с покоящимися в ней куколками ядовитых жуков, так что опьяняющий эффект может быть частично вызван и ими. Некоторые азиатские слоны (Elephas maximus) пристрастились к пиву и самогону, которые варят жители индийских деревень. Иногда они приходят на запах целыми стадами, отгоняют крестьян от чана с варевом, напиваются и начинают буянить. Многие обезьяны с удовольствием едят забродившие плоды — специально, чтобы опьянеть. Перезрелыми яблоками лакомятся лоси (Alces alces), после чего могут выходить на дороги и нападать на автомобили. В Англии ежи (Erinaceus europaeus) пьют пиво, блюдца с которым местные жители ставят в садах, чтобы травить им слизней. В гористом штате Сикким на северо-востоке Индии уставшие лошади (Equus ferus caballus) жуют горькие листья чая ради их тонизирующего воздействия. В Мексике ослы (Equus asinus asinus) с той же целью потребляют дикий табак. Некоторые мадагаскарские лемуры втирают себе в кожу ядовитых гусениц. Яд в небольших количествах попадает в кровь и действует на этих приматов как наркотик.

Котовник привлекает домашних кошек (Felis silvestris catus) ароматом галлюциногенного вещества непеталактона, напоминающим запах естественного полового феромона. К котовнику, а также к актинидии, испытывают слабость даже леопарды (Panthera pardus) и другие крупные кошки. Ягуары (Panthera onca) часто едят кору и листья т. н. лозы духов. В них содержатся гармин, гармалин и тетрагидрогармин — ингибиторы МАО, обладающие выраженным антидепрессивным и стимулирующим эффектом. После потребления растения животное возбуждается и катается по земле. Примерно так же ведут себя домашние кошки, полакомившиеся котовником или валерианой. Но в результате растение помогает ягуару во время охоты — его сенсорное восприятие и реакция значительно обостряются. Помимо психотропного воздействия, лоза духов очищает желудочно-кишечный тракт хищника от паразитов. В пристрастии к галлюциногенам замечены и обезьяны. Так, бабуины (Papio cynocephalus) иногда поедают дурман, а равнинные гориллы (Gorilla gorilla) любят полакомиться ибогой. Однако пока не ясно, потребляют ли они данные растения для достижения галлюцинаторного эффекта, или этому имеется другое объяснение. Корни ибоги нередко поедают и живущие рядом с гориллами кистеухие свиньи (Potamochoerus porcus), после чего становятся очень агрессивными. 


    Южный кузнечиковый хомячок (Onychomys torridus) поедает пойманного скорпиона.
Не менее часто млекопитающие потребляют галлюциногенные грибы. Однажды отведавший их шакал начал бегать кругами, а затем атаковал газель и крупную антилопу гну. Северные олени (Rangifer tarandus) с удовольствием поедают красный мухомор. Пристрастие к нему настолько велико, что они даже пьют мочу человека, наевшегося этих грибов (употребление мухоморов в пищу ради их психотропного действия — древняя традиция некоторых северных народов). Не меньшее пристрастие к мухоморам выказывают лоси (Alces alces): из желудка одного животного было извлечено несколько килограммов этих грибов. Обнаружив мухоморы, животное поедает не только плодовые тела гриба, но и лесную подстилку, где развивается грибница. Особенно охотно лоси кормятся мухоморами осенью, в период гона. Мухоморы с удовольствием поедают и бурые медведи (Ursus arctos).

Развитие у млекопитающих привыкания различным психоактивным веществам изучали в ходе многочисленных экспериментов. Так, на макаках исследовалось воздействие кокаина, на хомяках, мышах и крысах — алкоголя. Удалось установить, что чем выше социальный статус особи, тем в меньшей мере она подвержена зависимости. У крыс, кроме того, развивается привыкание к тестостерону, а у коз — к кофеину. В состоянии опьянения животные становятся агрессивными и драчливыми, у самцов сильно повышается выработка тестостерона. В то же время, некоторые особи вообще не испытывают тяги к употреблению психоактивных веществ.

Самки некоторых широконосых обезьян (Platyrrhini) практикуют прием естественных контрацептивов. Самки коат (Ateles), например, едят листья растения, содержащие изофлаваноиды — соединения, близкие к эстрогенам. По мнению исследователей, изофлаваноиды помогают животным избежать беременности. Когда же самка готова к продолжению рода, она жует листья другого растения, содержащие стигмастерол — вещество, способствующее подготовке организма к беременности. Самки ревунов (Alouatta) жуют листья, чтобы повлиять на пол будущих детенышей, а некоторые другие обезьяны — в качестве восстановительных препаратов.

Кабаны (Sus scrofa) и азиатские слоны (Elephas maximus) используют корни различных растений в качестве глистогонных препаратов. Для очищения желудочно-кишечного тракта некоторые млекопитающие также поедают почву и мелкие камешки. Это характерно, например, для коала (Phascolarctos cinereus). Защищаясь от назойливых кровососов, хохлатые капуцины (Sapajus) мажутся массой из специально пойманных и раздавленных многоножек, гризли (Ursus arctos horribilis) тщательно втирают в шерсть кашицу из пережеванного травянистого растения лигустикума, а носухи (Nasua) — сок дерева траттиникии. Чтобы отпугнуть паразитов из своих жилищ, крысы (Rattus) при возможности затаскивают в них листья лавра.

вперед

в оглавление