Приветствую Вас Гость | RSS

Век млекопитающих - Age of Mammals

Среда, 26.07.2017, 03:37
в оглавление

назад

Вселение новых видов

Человек все больше изменяет окружающую среду. Это проявляется не только в оттеснении дикой природы культурными растениями, а также строительством зданий и технических сооружений, но и в качественном изменении сохранившейся флоры и фауны. Непреднамеренно или вполне намеренно человек вселяет в различные регионы чуждые для них виды. В некоторых случаях это обогащает местные биоценозы, однако гораздо чаще наносит им значительный урон. При этом оценить полную картину изменений того или иного биотопа в результате импорта в него новых видов очень трудно. Исчерпывающий ответ нельзя получить даже при наличии достаточного количества данных.

Очень часто дикие фауны пополняли домашние животные. Иногда они выпускались совершенно сознательно. Так, на некоторых островах, чтобы создать источники пищи для потерпевших кораблекрушение, были выпущены кролики (Oryctolagus cuniculus) и козы (Capra aegagrus hircus). Однако гораздо чаще домашние животные импортировались в дикую природу без умысла человека. Одичавшие свиньи (Sus scrofa domesticus) есть, например, в Северной и Южной Америке, на различных островах южных морей, в Новой Зеландии и на Мадагаскаре. В прериях Северной Америки и сейчас еще встречаются стада одичавших быков (Bos primigenius taurus) и «диких» лошадей (Equus ferus caballus) — мустангов. То же характерно для пампасов и льяносов Южной Америки и некоторых районов Австралии. Одичавший скот можно встретить на Новой Зеландии, Новой Гвинее и Гавайях. На Британских островах уже сотни лет живут стада одичавших коз. Одичавшие одногорбые верблюды (Camelus dromedarius) встречались на юге США, в Испании (в устье Гвадалквивира), в пустыне Калахари, в Австралии и кое-где сохраняются и поныне. Интересно, что испанское стадо, образовавшееся в 1-й половине XIX в., перебралось жить в болота. Оно существовало до 1950 г., когда последних верблюдов угнали. Во многих местах земного шара имеются популяции одичавших собак (Canis lupus familiaris) и кошек (Felis silvestris catus). Но настоящим новым «диким» зверем стала только собака динго (Canis lupus dingo), завезенная в Австралию древними мореплавателями из Юго-Восточной Азии, где она широко распространена.

Особенно велико было стремление завозить животных в изолированные районы, собственная фауна которых была очень бедной. Например, на Маскаренских островах млекопитающие прежде вообще не жили, а на Гавайях их представлял всего один вид летучих мышей. Подобное положение было и на многих других островах. Вполне понятно, что колонисты, пытаясь расширить пищевые ресурсы, ввозили животных, на которых можно было бы охотиться.

Недостижимо далека для млекопитающих была Новая Зеландия, от которой до Австралии и Тасмании около 2000 км. Поэтому не удивительно, что ко времени ее открытия европейцами там жили только два вида летучих мышей, не считая полинезийской крысы (Rattus exulans), попавшей туда, по-видимому, с древними мореходами. С тех пор на Новую Зеландию было ввезено несколько сот видов млекопитающих, из которых успешно прижилось около 40 (!). При этом около половины переселенцев имеет европейское происхождение. Например, сегодня здесь могут встретиться кабан (Sus scrofa), благородный олень (Cervus elaphus), лань (Dama dama), серна (Rupicapra rupicapra), дикий кролик (Oryctolagus cuniculus), заяц-русак (Lepus europaeus), лисица (Vulpes vulpes), ласка (Mustela nivalis), горностай (Mustela erminea), лесной хорек (Mustela putorius), еж (Erinaceus europaeus). Случайно завезены домовая мышь (Mus musculus), серая (Rattus norvegicus) и черная (Rattus rattus) крысы. Кроме того, из Азии были завезены индийский замбар (Rusa unicolor) и гималайский тар (Hemitragus jemlahicus), из Северной Америки — вапити (Cervus canadensis) и лось (Alces alces), из Австралии и Тасмании — несколько видов кускусов (Phalangeridae), мелких и средних кенгуру (Macropodiformes). Разумеется, здесь есть и все домашние животные.

Вселение чужеземных видов млекопитающих проводилось и в других частях света. В Северную Америку были завезены заяц-русак (Lepus europaeus), кабан (Sus scrofa), благородный (Cervus elaphus) и пятнистый (Cervus nippon) олени, индийский замбар (Rusa unicolor), аксис (Axis axis) и нильгау (Boselaphus tragocamelus). Были случаи побега с ферм разводимых там муфлонов (Ovis orientalis), голубых гну (Connochaetes taurinus) и бурчелловых зебр (Equus quagga). Местами эти виды существуют в природной обстановке и сейчас.

В Европе причин для вселения новых видов было, конечно, гораздо меньше. Несмотря на это, немало их попало и сюда. Особенно много видов переселили в пределах Европы, притом нередко с целью восстановления когда-то утерянных частей ареалов. Больше всего занимались с пушными зверями, а также с теми животными, которые могли быть объектами спортивной охоты. Были и другие причины, среди которых немалую роль сыграло просто желание видеть в своих владениях диковинных животных. Увлечение идеей обогащения фауны в XIX в. было так велико, что в ряде стран даже возникли общества по акклиматизации животных. При этом преднамеренные выпуски животных дополнялись их побегами с многочисленных звероферм.

    Некоторые акклиматизированные в Европе млекопитающие (по Зедлагу, 1975): 
1 — енотовидная собака (Nyctereutes procyonoides) (Восточная Азия); 2 — американская норка (Neovison vison) (Северная Америка); 3 — нутрия (Myocastor coypus) (Южная Америка); 4 — енот-полоскун (Procyon lotor) (Северная Америка).
Из местных видов, ограниченно распространенных или утративших былую часть ареала, в Европе были широко расселены лань (Dama dama), кролик (Oryctolagus cuniculus) и бобр (Castor fiber), в Скандинавию был завезен некогда обычный в Европе овцебык (Ovibos moschatus). Из Передней Азии в Европу попал муфлон (Ovis orientalis), из Восточной и Юго-Восточной Азии — индийский мунтжак (Muntiacus muntjak), водяной (Hydropotes inermis) и пятнистый (Cervus nippon) олени, аксис (Axis axis), енотовидная собака (Nyctereutes procyonoides), из Северной Америки — белохвостый олень (Odocoileus virginianus), американская норка (Neovison vison), енот-полоскун (Procyon lotor), канадский бобр (Castor canadensis), ондатра (Ondatra zibethicus) и каролинская белка (Sciurus carolinensis), из Южной Америки — нутрия (Myocastor coypus). Американская норка, полоскун, кролик, нутрия, ондатра, каролинская белка в ряде мест стали вредителями, с которыми теперь ведут борьбу. Наконец, в Европе предпринимались попытки акклиматизировать таких экзотических животных, как рыже-серый валлаби (Macropus rufogriseus), шестипоясный броненосец (Euphractus sexcinctus) и магот (Macaca sylvanus), однако все они по разным причинам претерпели неудачу.

В России разрозненные попытки искусственного расселения зверей предпринимались еще несколько веков назад, но существенного эффекта они не давали. Научное обоснование акклиматизации было дано в середине XIX в., однако планово и в больших масштабах такие работы начали проводиться лишь после создания СССР. Так, с 1925 по 1972 г. в охотничьих угодьях было выпущено для расселения около 500 тыс. зверей, принадлежащих не менее чем к 45 различным видам. Большинство из них обитает на территории России и сопредельных стран. В частности, это выхухоль (Desmana moschata), кабан (Sus scrofa), пятнистый (Cervus nippon) и благородный (Cervus elaphus) олени, вапити (Cervus canadensis), европейская (Capreolus capreolus) и сибирская (Capreolus pygargus) косули, зубр (Bison bonasus), сайгак (Saiga tatarica), центральноазиатский горный козел (Capra sibirica), кулан (Equus hemionus), енотовидная собака (Nyctereutes procyonoides), соболь (Martes zibellina), заяц-русак (Lepus europaeus), бобр (Castor fiber), белка (Sciurus vulgaris) и желтый суслик (Spermophilus fulvus). Из Северной Америки завезены овцебык (Ovibos moschatus), енот-полоскун (Procyon lotor), американская норка (Neovison vison), полосатый скунс (Mephitis mephitis) и ондатра (Ondatra zibethicus). Южноамериканское происхождение имеют нутрия (Myocastor coypus) и шиншилла (Chinchilla chinchilla), западноевропейское — лань (Dama dama) и дикий кролик (Oryctolagus cuniculus).

Масштабы расселения наиболее важных видов млекопитающих в СССР с 1925 по 1972 г.
(по Павлову и др., 1974)

Вид Число особей Вид Число особей
Выхухоль 9788 Ондатра 299687
Соболь 19187 Шиншилла 299
Норка американская 20451 Заяц-русак 31362
Енот-полоскун 1241 Кабан 4992
Енотовидная собака 6656 Олень 3482
Бобр 12387 Пятнистый олень 2393
Белка 11399 Косуля 2172
Суслик-песчаник 5853 Зубр 172
Нутрия 6270 Овцебык 50

В ряде случаев опыты по расселению зверей закончились неудачей. Неудачными были попытки акклиматизировать шиншиллу, скунса, командорского песца, канадскую черную лисицу, центральноазиатского горного козла и некоторых других — они не прижились в несвойственных этим животным местообитаниях. Хорошо размножаться и расселяться стали ондатра, американская норка, енот-полоскун и др.

Наибольший успех был получен при расселении ондатры (Ondatra zibethicus). Акклиматизация была начата в 1928 г., когда было выпущено 1646 особей. За 50 лет в угодьях расселили около 250 тыс. животных. К настоящему времени ондатра заселяет бассейны всех крупных рек, а общая площадь ее ареала достаточно велика.
 

    Современный ареал ондатры (Ondatra zibethicus) и изменения его границ в пределах бывшего СССР. Территория, занятая ондатрой:  1 — на 1.01.1936 г.; 2 — на 1.01.1941 г.; 3 — на середину 1940-х гг.; 4 — на 1.01.1956 г.; 5 — к концу XX в. 
Американская норка (Neovison vison), более крупная, чем европейская (Mustela lutreola), успешно акклиматизировалась на Дальнем Востоке, на Алтае, местами в Восточной Сибири и бассейне Камы.

Енотовидная собака (Nyctereutes procyonoides), ранее распространенная в России лишь в Приморском крае, была расселена во многие области ее европейской части. Уже давно существует регулярная добыча енотовидной собаки. В условиях охотничьих хозяйств вид этот приносит вред, уничтожая наземногнездящихся птиц, в частности глухарей, тетеревов, рябчиков.

Енот-полоскун (Procyon lotor) был акклиматизирован в 1936-1941 гг. и хорошо прижился в Азербайджане (Закатало-Нухинская низменность). В 1949 г. был начат отлов этого зверя для расселения в других областях. Он прижился в Дагестане, Краснодарском крае. Укоренился енот и в ореховых лесах Ферганской долины (Узбекистан), хотя численность его здесь очень низкая. Успешнее протекала акклиматизация енота в беларуском Полесье. Неудачным оказался опыт его акклиматизации в Приморском крае Дальнего Востока.

Одним из важных объектов реакклиматизации был соболь (Martes zibellina). За 70 лет было расселено около 19 тыс. соболей. Вновь возникли очаги ареала вида в районах, где соболь был полностью уничтожен (Верхоянский хребет, хребет Черского и ряд других мест). Большой интерес представляют выпуски 428 соболей в еловые леса Заилийского Алатау (Тянь-Шань). Соболь здесь акклиматизирован вполне успешно. В целом нет сомнения, что среди причин, обусловивших увеличение численности соболя, его искусственное расселение имело важное значение.

Бобр (Castor fiber) был почти полностью уничтожен еще до 1917г. Он сохранился в немногих районах Беларуси, Украины, в Воронежской, Тюменской областях и в Туве. Искусственное расселение этого вида началось в 1930 г. С того времени было расселено более 12 тыс. зверей. К настоящему времени бобр распространился (хотя и очагами) от западных границ России на восток до бассейна Амура.

Нутрия (Myocastor coypus) была завезена в 1930 г. Всего расселено около 6 тыс. зверей. В ряде случаев опыты были неудачными, так как нутрия мало приспособлена к обитанию в водоемах, на которых даже на короткое время образуется ледовый покров. Наибольший успех получен в Закавказье. Кроме того, в диком состоянии нутрии теперь встречаются в южных районах Средней Азии и в плавнях реки Кубани.

Алтайский подвид белки (Sciurus vulgaris altaicus) поселен в лесах Кавказа, Крыма, белка-телеутка (Sciurus vulgaris exalbidus) — в Восточном Тянь-Шане. Везде они успешно акклиматизировалась, хотя качество ее меха стало гораздо хуже, чем на родине. Особенно ухудшился мех крымской белки.
 

    Распространение американской (Neovison vison) и европейской (Mustela lutreola) норок в пределах бывшего СССР. 1 — места выпуска американской норки. 2 — первичный ареал европейской норки, 3 — его сокращение к концу XX в., 4 — места преднамеренной интродукции. 
В меньших масштабах проводились работы по искусственному расселению копытных.

Зубр (Bison bonasus), сохранившийся до начала XX в. в небольшом количестве в Беловежской пуще, был реакклиматизирон в Кавказском заповеднике, где были выпущены гибридные животные. В Приокско-Террасном заповеднике в 1946 г. был организован зубровый питомник (Серпуховской район Московской области). В 1959 г. создан питомник в Окском заповеднике (Рязанская область). Всего в бывшем СССР на 1 января 1975 г. имелось 479 чистокровных зубров, сейчас их более 2 тыс. особей.

Овцебык (Ovibos moschatus) был завезен в Россию в 1974 и 1975 гг. из Арктической Канады и Аляски в количестве 50 голов и выпущен на острове Врангеля и на Восточном Таймыре.

Муфлон (Ovis orientalis) еще в начале ХХ в. был успешно акклиматизирован в горных районах Крыма.

Пятнистый олень (Cervus nippon), ареал которого охватывает у нас юг Приморского края, в числе нескольких сотен был поселен в Окском, Воронежском, Мордовском, Ильменском (Южный Урал) заповедниках.

Благородный олень (Cervus elaphus) акклиматизирован в хозяйствах Украины, Московской и Тверской областей. Промыслового значения это мероприятие не имеет, так как численность акклиматизантов везде небольшая.

Дикий кабан (Sus scrofa), выпущенный первоначально в охотничьем хозяйстве Калининской области (Завидовский район), расселился и в смежных районах Московской области и в ряде других областей.

В целом акклиматизация промысловых млекопитающих была проведена в больших масштабах.

В истории стихийной акклиматизации в первую очередь бросается в глаза тот факт, что на новом месте вселенцы часто становятся вредителями, в отличие от своей родины, где они входят в состав более или менее сбалансированных биоценозов. Помимо хозяйственного вреда, новоселы могут нанести серьезный ущерб местной фауне. Именно по этим причинам законодательства многих государств ныне не допускает ввоза животных из других стран без особого на то разрешения. С другой стороны, не следует категорически выступать против любого переселения животных. Неприхотливые вселенцы могут занять многие опустевшие экологические ниши. Однако каждое новое приобретение фауны должно быть тщательно продумано, а все случаи выпусков животных — строго задокументированы.

Классическим примером того, какой катастрофой может обернуться необдуманное перемещение животных, является история вселения в Австралию европейского дикого кролика (Oryctolagus cuniculus). К середине XIX в. домашних кроликов держали здесь повсеместно. Немало их удирало из клеток, а то и просто было отпущено на волю, — появлялась лишь небольшая локальная колония и только. Однако в 1859 г. в штате Виктория были выпущены дикие кролики, привезенные из Англии. При этом рассчитывалось, что зверьки обогатят местную промысловую фауну. Спустя всего 3 года кролики стали в тех местах настоящим бедствием. Больше того, продвигаясь до 100 км в год, они стремительно расширяли область своего распространения к северу и западу. В Австралии оказались идеальные условия для взрывного роста популяции кроликов. У кроликов отсутствовали естественные враги, а мягкие зимы позволили им плодиться круглый год. Обширные равнины, поросшие низкой растительностью, также оказались идеальным местом обитания для зверьков. Они освоили даже леса, в которых перешли к древесному образу жизни. К 1900 г. численность австралийских кроликов уже оценивалась в 20 млн. особей.


    Несколько этапов расселения дикого кролика (Oryctolagus cuniculus) в Австралии (по Зедлагу, 1975).
Размножившиеся кролики оказали опустошительное воздействие на экологию Австралии. Поедая реликтовую растительность и вытесняя местные виды, не выдерживающие конкуренции с быстро плодящимися кроликами, они нанесли огромный ущерб аборигенной флоре и фауне. Распространение кроликов также привело к проблемам с эрозией, поскольку они поедают саженцы, оставляя верхний слой почвы беззащитным и уязвимым для плоскостной эрозии, образования оврагов и выветривания. Исчезновение верхнего слоя почвы опустошает земли, на их восстановление требуются многие сотни лет. Помимо вреда, наносимого садам и лесопосадкам, кролики поедают траву, составляя пищевую конкуренцию овцам и крупному рогатому скоту — важной статье австралийской экономики. Так, подсчитано, что 10 зверьков потребляют столько же растительности, сколько и одна овца. Кроме того, их норы представляют опасность для скота и лошадей, ломающих в них конечности.

В качестве мер борьбы с кроликами широко использовался отстрел, капканы, отравленные приманки, распашка земель. В Австралию были завезены европейские хищники — лисица (Vulpes vulpes), лесной хорек (Mustela putorius), горностай (Mustela erminea) и ласка (Mustela nivalis), в дальнейшем тоже ставшие опасными вредителями. С целью предотвратить заселение кроликами новых районов были построены тысячи километров сетчатых изгородей. Истребительные мероприятия стоили огромных средств, но успех их был весьма ограниченным. К 1950 г. численность кроликов возросла примерно до 600 млн. Тогда зверьков попробовали заражать острой вирусной болезнью — миксоматозом. Первоначальный эффект был очень большим, в результате разразившейся эпизоотии за три года во многих областях Австралии вымерло около 90 % всех кроликов. Как следствие, овцам стало доставаться больше корма. В сезон 1952/53 гг. шерсти было получено почти на 35 тыс. тонн больше, чем до применения миксоматоза.


    Заграждение для защиты от кроликов. Австралия, 1927 г.
Вскоре стали поступать сведения о случаях, когда болезнь зверьков имела благополучный исход. Тщательное исследование показало, что среди вирусов миксоматоза встречаются ослабленные штаммы. Переносчики вируса — блохи и комары, зараженные нормальным штаммом, погибали в течение нескольких дней, тогда как ослабленные штаммы вируса сохранялись в организме насекомых дольше. Распространяясь быстрее нормальных, ослабленные штаммы вызвали среди кроликов как бы эффект массовой вакцинации. Таким образом, легко переболевшие животные приобретали иммунитет против смертельной инфекции. Вдобавок естественный отбор шел в направлении повышения невосприимчивости их к вирусу. «Кроличья чума» вновь охватила Австралию, продолжилась и борьба с ней. В 1955-1956 гг. австралийцы за 12 месяцев поставили на свой рынок 33,2 млн. замороженных тушек кроликов, до 12 млн. их было экспортировано в другие страны. 

К 1991 г. численность популяции восстановилась до 200-300 млн. особей. К середине 1990-х гг. был испытан и распространен кальцивирус, вызывающий геморрагическую болезнь кроликов. Заболевание действует успешнее в жарких областях, поскольку в более прохладных и влажных районах появился другой кальцивирус, способствующий иммунизации зверьков против более опасной формы. Проблема кроликов в Австралии остается острой до сих пор.

    Кролики в карантинном лагере на острове Варданг, 1938 г.
вперед

в оглавление