Приветствую Вас Гость | RSS

Век млекопитающих - Age of Mammals

Понедельник, 03.10.2022, 18:37


Образ жизни

 

    Скелет гиенодона (Hyaenodon mustelinus) в блоке породы и после реконструкции.

Трудно с определенностью говорить о принадлежности гиенодонов к тому или иному экологическому комплексу. Они могли жить и на открытых пространствах, и в прибрежных зарослях или лесах. Однако все же можно предполагать, что они скорее являлись обитателями лесов. Как и прочие представители отряда, гиенодоны представляли собой высокоспециализированных хищников. Не исключено, что порой они могли поедать и падаль, однако в первую очередь ориентировались именно на живую добычу. Нет никаких сомнений, что гиенодон был способен поймать, свалить и разделать достаточно крупное относительно своих размеров животное. В зависимости от величины, разные виды занимали различные ниши сухопутных плотоядных. 


    Гиенодон (Hyaenodon mustelinus) на древесных ветвях. Автор — Р. Евсеев. 

Достаточно массивное сложение и относительно короткие конечности с широко расставленными пятью пальцами с расширенными и расщепленными конечными фалангами показывают, что гиенодоны не были приспособлены к продолжительному бегу. Скорее они обитали в укрытых местах, чем на открытых пространствах. По-видимому, это были засадные охотники, кратковременно, но активно преследующие добычу — примерно так же поступает большинство современных больших и мелких кошек. 

С определенной долей уверенности можно даже допустить, что гиенодоны представляли собой экологические аналоги самых разных кошкообразных (Feliformia). Вполне возможно, что мелкие их виды были способны взбираться на деревья и охотиться там. Более крупные наземные виды отчасти могли напоминать сумчатых волков (ThyIacinidae). По-видимому, они добывали копытных по лесным опушкам и редколесьям, а также подстерегали их на водопоях. 

Жертву свою гиенодоны, подобно современным псовым, хватали зубастой пастью (а не как кошки, лапами и зубами). Для этого у них имелись мощные челюсти с идеальными для разрезания зубами, к тому же обладавшими способностью к самозатачиванию. Крепкая эмаль позволяла гиенодонам разгрызать даже прочные кости, но в целом их зубы лучше приспособлены для разделки мяса. В строении черепа гиенодонов остается много загадочного, что, возможно, связано с каким-то особым способом питания, не имеющим аналогий среди современных плотоядных.


    Гиенодон (Нyaenodon megaloides) преследует гиракодона (Hyracodon priscidens). Автор — Р. Евсеев.

Как и большинство современных хищников, гиенодоны, скорее всего, являлись одиночными животными. В пользу такого предположения свидетельствуют находки обглоданных скелетов древних копытных ореодонтов, входящих в число их типичной добычи, из олигоценовых отложений формации Уайт-Ривер в штате Вайоминг, США. Вокруг скелетов, как и на них самих, обнаружены копролиты с содержанием фрагментов костей и зубов ореодонтов (то, что копролиты принадлежат именно гиенодонам, не вызывает никаких сомнений, так как тогда просто не существовало других хищников аналогичного размерного класса). Это означает, что гиенодоны имели обыкновение маскировать запах недоеденной добычи, оставляя на ней или вокруг нее свои испражнения, а возможно, еще и присыпая землей. Сегодня подобным образом поступают такие одиночные хищники, как бурый медведь (Ursus arctos), а гривистый волк (Chrysocyon brachyurus), припрятывая недоеденное, мочится на остатки трапезы и сгребает над ними землю. Напротив, стайные хищники обычно съедают добычу в течение короткого времени (нередко растаскивая по кускам), и не имеют обыкновения помечать или зарывать остатки пищи. Более того, стайные хищники как правило не обладают выраженным половым диморфизмом, наблюдающимся у гиенодонов. Судя по обнаруженным прокушенным черепам хищников гоплофонея (Hoplophoneus) и диникта (Dinictis), пищевых конкурентов гиенодоны не терпели.


    Череп Dinictis со следами зубов Hyaenodon из олигоцена штата Северная Дакота, США, а также схема их наложения. 


    Hyaenodon нападает на Dinictis, добывшего Merycoidodon. Автор — В. Симеоновски.

Вымирание

Невозможно уверенно утверждать, что именно явилось причиной угасания и окончательного вымирания рода Hyaenodon. Вероятно, за этим стоял целый комплекс причин, и в различных уголках мира они несколько отличались. Тем не менее, все же представляется возможным указать на ряд основных факторов, погубивших гиенодонов. 

Общее охлаждение и иссушение климата, прогрессирующее на протяжении олигоценовой и миоценовой эпох, привело к широкому распространению саванн, а в дальнейшем — и открытых травяных степей. Подобная геоботаническая перестройка повлекла за собой значительное увеличение численности быстроногих растительноядных млекопитающих, способных развивать большую скорость на открытой местности. Эти травоядные попросту оказались не по зубам гиенодонам, слишком специализированным к засадной охоте на сравнительно небыстрых, но увертливых лесных обитателей. 


    Пара гиенодонов (Hyaenodon gigas), обходящих свой охотничий участок. Автор — Р. Евсеев. 

Возможно, свою роль сыграло и распространение новых групп настоящих хищных (Carnivora), начавших активно занимать пространства и ниши, освобождающиеся от редеющих гиенодонов (и гиенодонтов в целом). Ну и, несомненно, существовали также факторы, актуальные как для Hyaenodon, так и для всего отряда Hyaenodonta. Прежде всего, секториальная специализация коренных зубов сделала этих животных практически неспособными потреблять в пищу что-либо помимо мяса. Кроме того, сама структура коры головного мозга препятствовала ее дальнейшему усложнению, что вполне могло поставить животных в невыгодное положение относительно динамично эволюционирующих Carnivora.

Как бы то ни было, гиенодоны прожили на Земле свыше 20 млн. лет, что довольно много для столь специализированных хищников. Кроме того, они широко распространились и дали достаточно большое разнообразие форм. Несомненно, все это делает гиенодонов одними из наиболее удачливых представителей класса млекопитающих за все время его существования.


    Гиенодон (Hyaenodon horridus) охотится на мерикоидодона (Merycoidodon culbertsoni). Автор — Р. Евсеев.