Приветствую Вас Гость | RSS

Век млекопитающих - Age of Mammals

Вторник, 25.07.2017, 05:31
в оглавление

назад

Географические изменения питания

Особенности географических аспектов, а также сезонных изменений пищевого режима широко распространенных всеядных млекопитающих можно показать на примере бурого медведя (Ursus arctos). Обыкновенный бурый медведь (Ursus arctos arctos) в северной полосе тайги Европейской части России проводит в берлоге около 6 месяцев и пробуждается в первых числах мая. Обычно к этому времени снежный покров уже осел и по ночам покрывается плотной коркой, кормов мало, и они не везде доступны. Чаще всего медведь раскапывает едва показавшиеся из-под снега муравейники, добираясь до зимующих в глубине рыжих лесных муравьев и разбивает трухлявые пни в поисках жирных личинок жуков-ксилофагов. Найдя лосей, упорно гоняет их по насту и, доведя до изнеможения, убивает иногда по 2-3 из одного стада, что надолго обеспечивает хищника мясом. На освободившихся от снега сфагновых болотах собирает перезимовавшую клюкву, на гарях — бруснику, потом выходит пастись на свежей зелени злаков и сочных ростках дудника к луговинам по берегам рек, где вегетация начинается раньше, чем в тенистых местах леса. С началом сокодвижения у молодых осинок, растущих куртинами, медведь, собирая деревца в охапку, соскабливает зубами набухшие почки.

Весь июнь и отчасти июль медведи пасутся по разреженным участкам леса с густым, рослым травостоем и кормятся главным образом зеленью — медвежьей дудкой, иван-чаем, молоканом и др., сдабривая вегетарианскую пищу муравьями, их куколками, личинками шмелей, златок и других насекомых. По мере огрубения трав и созревания ягод медведи переходят на чернику и голубику, в заросли малины по зарастающим гарям, затем на брусничники и поздней осенью в участки леса с обилием рябины. Если среди леса есть участки полей с посевами овса, медведи в конце лета ходят кормиться овсом и сильно выбивают полосы. Обильные урожаи ягод — важнейшего нажировочного корма этого медведя, бывают не везде и не ежегодно, поэтому хищник осенью настойчиво преследует крупных животных и при случае систематически поедает дичь, попавшую в слопцы и жердки охотников. Нападения медведей этого подвида на коров и лошадей, пасущихся близ леса, очень обычны. Описаны случаи, когда один медведь убивал за лето от 10 до 50 и даже 84 коров из стад 5-6 соседних деревень.

Летом, в период гона, израненный в драке слабый самец нередко становится жертвой своего сильного противника и полностью им съедается. В голодные годы некоторые недостаточно откормившиеся медведи вынуждены бродить после наступления зимы. С голода такие «медведи-шатуны» нередко нападают на особей своего вида, лежащих в берлоге, и пожирают их. Случаи каннибализма у Ursus arctos arctos отмечаются и летом, и зимой. Изголодавшиеся «шатуны» или отдельные старые особи, утратившие способность охотиться на крупных животных, иногда нападают на людей при случайных встречах и даже специально охотятся на них, подкарауливая или отыскивая по следам. Однако в Европейской части России такие случаи редки; более часты они на Урале и в особенности в Сибири. Сибирские медведи от Зауралья до Приамурья (здесь выделяют несколько географических рас) более смелы, злобны и опасны для людей; очень часто они нападают и на домашних животных.

Сильно отличается биология очень крупного камчатского медведя (Ursus arctos beringianus), одно из латинских названий которого Ursus arctos piscator — «медведь-рыболов». Он выходит из берлоги в середине апреля, когда на многоснежной Камчатке лишь кое-где намечаются первые проталины. В это время доступные хищнику корма — главным образом прошлогодняя сухая трава, первая зелень и, при удаче, небольшое количество идущей весною рыбы гольца, не могут полностью его обеспечить. На таком скудном и в основном малопитательном корме медведю приходится существовать до развития растительности, расходуя остатки отложений жира, сохранившиеся после зимнего сна. В течение конца апреля и части, мая медведи используют разные более или менее случайные корма, но зеленые растения по мере развития травостоя приобретают все большее значение в их рационе. Из кормов, сохранившихся, с осени, медведям, удается в небольшом количестве находить ягоды вороники и плоды кедрового стланца. Медведи, спустившиеся на побережье, пользуются «выбросами моря» — моллюсками, морской капустой, трупами китообразных, ластоногих, птиц и т. п. Чаще других им достаются выброшенные морем детеныши нерпы. В июне медведи питаются почти исключительно зеленым кормом: дудником, борщевником, шеломайником, вейником и др. и рассеяны повсюду благодаря обилию зарослей высокотравья.

С июля по сентябрь длится летний период жизни медведя, когда появляются специфические его корма: проходные лососевые рыбы, ягоды и орешки кедрового стланца, обеспечивающие восстановление сил после голодной весны и начало накопления жира перед зимним сном. Все же основу диеты составляют сочные растения высокотравья, но в начале июля появляются первые особи горбуши, а рунный ее ход начинается с половины этого месяца. Далее, с небольшими перерывами идут в верховья рек на нерестилища кумжа, голец, кижуч, кета, красная. До глубокой осени в рыбных реках встречается рыба нескольких видов. Появление этого корма вызывает заметную концентрацию зверей около рек, но небольшое количество медведей все же остается в горах, продолжая питаться только растениями. Все долины рыбных рек Камчатки отмечены неизгладимыми следами многих поколений медведей-рыболовов: торные тропы зверей тянутся вдоль берегов рек, пересекают их через броды, выводят из долин по удобным склонам к хребтам. В желудке крупного медведя бывает до 20 кг рыбы, но почти всегда имеется примесь травы, а ближе к осени и ягод.

В конце июля начинают поспевать вороника и голубика; медведи поедают эти ягоды в огромном количестве. Рыба остается основным кормом, но ягоды начинают приобретать все большее значение. В августе медведи часто выходят на открытые ягодниковые тундры. Голубика и вороника служат важнейшим кормом до половины сентября, затем первая осыпается, а воронику оттесняют на второй план созревающие к этому времени рябина и семена кедрового стланца. Зеленая растительность в сентябре подсыхает, грубеет, поедается редко и в малом количестве. Осенью медведи часто встречаются по склонам хребтов — в рябинниках и особенно в зарослях кедрового стланца. За октябрь-ноябрь медведи, питаясь рябиной, семенами стланца, а местами гольцом и кижучем, сильно отъедаются перед залеганием в берлогу. В кормные годы у отдельных особей к ноябрю слой подкожного жира на спине и бедрах достигает 15 см толщины. Характерно, что у камчатских медведей он почти до весны сохраняет сильный запах рыбы — свидетельство того, что лососевые играют большую роль в нажировочном периоде этих хищников. Камчатские медведи, несмотря на свои крупные размеры, — очень мирные звери; случаи неспровоцированных нападений на людей совсем неизвестны, нападения на домашних животных исключительно редки. При большом росте этот медведь имеет относительно слабые зубы, чем заметно отличается от представителей подвидов, охотящихся за крупной добычей.

Тяньшанский бурый медведь (Ursus arctos isabellinus) в основном тоже питается растительной пищей. С весны до половины лета он поедает сочную зелень, корневища, например гречишек, луковицы, а также насекомых и их личинок и земляных червей. После созревания ягод кормится малиной, кислицей, а позднее переходит в яблоневые леса, где плоды диких яблонь становятся его основным кормом. Когда подрастут молодые сурки и начнут выходить на кормежку, медведь охотится на них, обычно выкапывая зверьков, спрятавшихся при тревоге в короткие временные норы. Осенью он разрывает даже глубокие зимовочные норы, уничтожая целые семьи ожиревших сурков, находящихся в полной спячке. Постоянное переворачивание и разбрасывание камней, огромная работа по раскапыванию нор наложили отпечаток на морфологические особенности этого подвида. В частности, когти передних лап тяньшанского медведя относительно длиннее и более прямые — не столь изогнутые, как у таежных представителей вида. Случаи нападения этого медведя на домашних животных исключительно редки, а на человека совершенно неизвестны.

Безлесные гористые районы Центральной Азии населяет еще более мелкий медведь-пищухоед (Ursus arctos gobiensis), питающийся зеленью альпийских растений, корневищами ревеня, сочными плодами эфедры и постоянно раскапывающий норы пищух. Эти мелкие зайцеобразные — важнейший из животных кормов пищухоеда; однажды в желудке медведя, еще не закончившего свою охоту, было найдено 25 пищух. Реже пищухоеды занимаются выкапыванием сурков из их глубоких нор. Под осень они выходят к солончаковым понижениям и в массе поедают солоновато-сладкие сочные ягоды селитрянки. Когти передних лап у этой формы медведя тоже прямые и сильные, коренные зубы относительно крупные, может быть в связи с тем, что ему приходится дробить много крепких остянок селитрянки. На крупных животных пищухоед никогда не нападает, поэтому скот спокойно пасется в местах, где постоянно охотится этот всеядный хищник. Еще в XVII и XVIII веках медведи были обычны в степях юга Европейской части России. Никаких сведений о биологии этих степных медведей не сохранилось, но, учитывая образ жизни пищухоеда и тяньшанского медведя, можно с уверенностью утверждать, что южнорусские звери выкапывали сурков и откармливались на плодах степной вишни и терна, заросли которых в ту пору занимали обширные площади. Бурый медведь южного Кавказа практически полностью растительнояден.

Таким образом, бурый медведь повсюду ведет себя как всеядное животное. Зеленые части растений, плоды, беспозвоночные и позвоночные животные занимают определенное место в питании всех представителей вида Ursus arctos, но видовой состав поедаемых растений и животных, количественное соотношение отдельных компонентов, размеры жертв хищника сильно варьируют. 


    Изучение бурых медведей (Ursus arctos) в Северной Америке показало, что те из них, которые в основном питаются мясом и рыбой (более питательный рацион), значительно мощнее тех, у которых растительный рацион. Самка растительноядного медведя весит в среднем 95 кг (по сравнению с массой 215 кг самки плотоядного). Кроме того, самки плотоядных бурых медведей имеют в среднем более крупный приплод, чем растительноядные, да и плотность популяции плотоядных медведей несколько выше. (По Уленбрук, 2009.)
Крупная кавказская лесная куница (Martes martes lorenzi) охотится почти исключительно на земле; на деревья поднимается только приближаясь к дуплу, где собирается расположиться на отдых. Основная ее добыча зимой — кустарниковые полевки, мелкие мыши, летом — также и полчки. Большое место в ее питании занимают ягоды, особенно малина, ежевика, кизил, рябина, а зимою тис и омела, и фрукты. В сомкнутых темнохвойных лесах севера у сравнительно мелких Martes martes ruthena и Martes martes sabanejevi рыжие лесные полевки и белки занимают основное место среди поедаемых животных, зимой эти куницы ловят также рябчиков и изредка зайцев. Плоды и ягоды играют в питании меньшую роль, чем у кавказского подвида; из них следует отметить, бруснику, чернику, морошку, рябину, а на востоке ареала — кедровые семена. В поисках беличьих гнезд эти куницы часто поднимаются на деревья и перемещаются по ветвям. Довольно крупная северная куница (Martes martes martes), по наблюдениям, проведенным на Кольском полуострове, — такой же по преимуществу наземный хищник, как кавказская. В разреженных хвойных лесах у северной границы ее ареала белки очень мало, а большие просветы между деревьями лишают куницу возможности передвигаться поверху, прыгая с ветки на ветку. Основная ее добыча — мелкие лесные грызуны, из ягод она поедает воронику, чернику и рябину; в зимнее время часто и успешно охотится на тетеревиных птиц — белых куропаток, глухарей. В целом для лесной куницы, как и ряда других хищников, характерно закономерное возрастание плотоядности с юга на север и наоборот — увеличение всеядности, т. е. доли плодов (и ягод) и насекомых, при движении к югу.

Значительные географические отличия в пищевых связях нетрудно установить и у других млекопитающих, например, у волка (Canis lupus), лисицы (Vulpes vulpes), соболя (Martes zibellina), горностая (Mustela erminea) и даже многих широко распространенных фитофагов — лося (Alces alces), зайца-беляка (Lepus timidus), водяной полевки (Arvicola terrestris). Последней успешно освоены субальпийские луга Кавказа, тростниковые заросли озер Казахстана, дельты Волги и Дона, поемные луга Северной Двины, Печоры, Оби и других рек, берега болот, разного типа ручьев, маленьких лесных речек и т. д. Уже по одному разнообразию занимаемых биотопов можно судить о том, что список кормовых растений водяной полевки достаточно обширен и сильно варьирует в разных природных зонах и вертикальных поясах. Состав пищи крота очень резко меняется даже в одном и том же географическом районе, но в разных угодьях.
    Весовые соотношения видов пищи у кротов (Talpa europaea), добытых на Украине в разных угодьях (по Фолитареку)


вперед

в оглавление