Приветствую Вас Гость | RSS

Век млекопитающих - Age of Mammals

Суббота, 23.09.2017, 15:52
в оглавление

назад

Изменения питания в зависимости от индивидуальных особенностей и наличия кормов

Кормление новорожденных детенышей материнским молоком — характерная для всех представителей класса млекопитающих прогрессивная черта биологии. Молозиво — секрет млечных желез только что родившей самки, сильно отличается по составу от молока, которое детеныши будут получать позднее. Специфические особенности молозива очень важны именно для новорожденных; например, у северного оленя молозиво очень богато белками и витаминами. Молозиво переваривается легче, чем молоко, и очень необходимо новорожденному, так как способствует освобождению желудочно-кишечного тракта от первородного кала и обладает бактерицидными свойствами. Если новорожденный олененок не пососет молозива, он через 6-8 часов настолько ослабеет, что может погибнуть. Переход с молочного питания на пищу взрослых обычно осуществляется постепенно, соответственно перестройке деятельности всего пищеварительного аппарата, начиная с формирования зубной системы, функционирования слюнных и других желез, разных отделов желудка (у жвачных (Ruminantia)) и т. д. Молодняк растительноядных видов уже в период молочного питания начинает понемногу есть свежую траву, причем роль этой пищи быстро возрастает. 


    Бурый медведь (Ursus arctos) очень разборчив в пище, когда она в изобилии. Если удается поймать много рыбы, он выбирает и поедает только наиболее энергетически ценные части. Когда рыбы мало, качество менее важно и рыба поедается целиком.
У большинства травоядных видов деторождение приурочено к периоду года, когда и мать, и ее молодняк могут получать полноценный зеленый, легко перевариваемый корм (олени (Cervidae), полорогие (Bovidae), зайцы (Lepus), суслики (Spermophilus), сурки (Marmota) и многие другие). Молочное кормление мелких грызунов и зайцев, приносящих последовательно несколько пометов, непродолжительно, и переход молодых на растительный корм происходит очень рано. Некоторые хищники еще в период лактации начинают добавлять к молочной пище молодых порции разжеванной и слегка переваренной животной пищи — т. н. отрыжку. В дальнейшем переходом на корм взрослых служит период поедания сравнительно мелких животных, которых доставляют родители, так как зубы молодых еще не могут справиться с разгрызанием крепких костей и сухожилий крупных жертв. Волки (Canis lupus), например, обычно ловят для своих щенят сусликов, леммингов, полевок, молодых зайчат, птенцов, тогда как осенью уже подросшие «прибылые» волки успешно участвуют в семейных охотах на оленей, косуль, крупный рогатый скот и т. п. Но у молодых хищников, добывающих корм путем одиночной охоты, отсутствие опыта и соответствующих навыков часто обусловливает значительные отличия качественного состава их корма от пищи взрослых. Например, молодые белухи (Delphinapterus leucas), достигшие роста взрослых, но легко отличающиеся своей темной или голубовато-серой окраской, часто и в большом количестве поедают медлительных ракообразных, тогда как взрослые (белые) дельфины успешно охотятся на быстрых и увертливых рыб — более ценных в пищевом отношении. 

    Горностай (Mustela erminea) у входа в зимнюю нору лемминга.
Как известно, для ряда видов и групп млекопитающих характерны хорошо выраженные половые различия в кормодобывающей деятельности. У лесной куницы (Martes martes), соболя (Martes zibellina), солонгоя (Mustela altaica), горностая (Mustela erminea) и, вероятно, у некоторых других крупные и более сильно вооруженные самцы имеют более обширные охотничьи участки и чаще, чем относительно мелкие самки, ловят сравнительно крупных животных. Это вызывает заметные отличия в качественном составе кормов, используемых особями разного пола. Самки лесной куницы, например, в основном питаются полевками, растительными кормами, мелкими птицами, отчасти белками и рябчиками; куницы-самцы, кроме мелких грызунов и белок, ловят рябчиков, белых куропаток, тетеревов, глухарей, зайцев-беляков. Самцы горностая чаще самок ловят крупных водяных полевок, нападают на птиц и т. п. В зимнее время они оставляют длинные следы на поверхности снега, тогда как самки питаются почти исключительно мелкими зверьками и, подобно ласке, большую часть зимы проводят под снегом, в ходах полевок. 


    Кабан (Sus scrofa) лакомится мальками на мелководье. Вообще же 90 % его рациона составляет растительная пища — корни, клубни, плоды и орехи. Оставшиеся 10 % включают различных беспозвоночных, яйца птиц, мелких позвоночных, падаль и разнообразные отбросы. В природе рацион кабанов зависит от места обитания и времени года. Молодые кабаны разборчивы в еде еще меньше, чем их родители, что увеличивает их шансы на выживание.
Экологическое значение возрастных и половых различий питания очень существенно; оно обеспечивает расширение круга пищевых связей вида, а, следовательно, и более полное использование имеющихся в природе ресурсов, что в какой-то степени способствует устойчивости численности населения вида и его расселению.

Пищевая доминанта принадлежит к внутренним побудительным мотивам поведения с высоким уровнем приоритетности. Голод соперничает с такими доминирующими мотивациями, как жажда, боль, страх, сексуальное возбуждение. Для поиска пищи и воды животные мобилизуют весь свой личный, коллективный и филогенетический опыт. Поэтому пищевое поведение видотипично. Однако узколокальная специфика условий существования, накопленный своеобразный индивидуальный опыт, разного рода случайные обстоятельства (легкое ранение, вызвавшее частичную инвалидность с уменьшением подвижности, разрушение зубов от старости или болезни и т. д.) — все это может стать причиной довольно резких уклонений в пищедобывательной деятельности и специализации отдельных особей или даже семейных групп млекопитающих. Индивидуальные особенности питания представляют большой интерес с практической точки зрения (выборочное истребление хищников-людоедов, медведей-«стервятников», хорьков-куроедов и т. п.) и в аспекте изучения поведения животных.  


    Рацион обыкновенных шимпанзе (Pan troglodytes) состоит в основном из плодов, орехов, корней и, в незначительной степени, насекомых и птичьих яиц. Однако эти обезьяны могут охотиться и на более крупных животных, таких как молодые кистеухие свиньи и колобусы. Как правило, шимпанзе с удовольствием делятся добычей со своими сородичами, но порой не совсем бескорыстно — самки, сопровождающие самцов на охоте, иногда получают мясо только в обмен на согласие заняться с ними сексом. Кроме того, между разными группами шимпанзе существует каннибализм.
В зимнее голодное время многие виды диких животных преодолевают страх перед человеком и перемещаются из леса в населенные пункты в поисках пищевых ресурсов. На окраинах городов, на свалках, вблизи животноводческих ферм зимой появляются кабаны (Sus scrofa), рыси (Lynx lynx) и волки (Canis lupus). Более того, кабаны даже в летнее неголодное время замечены практически в центре Москвы, на территории парка Сокольники. По утрам и вечерам, а также среди дня в ненастную погоду, когда на улице мало людей, животные обследуют места скопления мусора. В США еноты-полоскуны (Procyon lotor) в качестве своей новой пищевой ниши избрали помойки. Терпимость людей к енотам в населенных пунктах объясняется отчасти тем, что их линейные локомоции значительно уступают по скоростным характеристикам бегу человека. Города северных штатов (Северная Дакота, Вайоминг) подвергаются просто бандитским нападениям со стороны койотов (Canis latrans). Они перестали бояться детей и стариков. Эти животные уже не ограничиваются посещением городских свалок и помоек. Проникновение койотов через окно в дом и опорожнение холодильников в отсутствие взрослых хозяев здесь стало распространенной проблемой.



    Схема совместной охоты обыкновенных шимпанзе (Pan troglodytes). Один или два шимпанзе действуют как направляющие, изолируя одного колобуса от остальных сородичей. Двое или трое охотников бегут по разные стороны жертвы, блокируя пути отступления, а один из самых сильных шимпанзе набрасывается на нее спереди и убивает. (По Уленбрук, 2009.)

Известно, с какой осторожностью относятся лисица (Vulpes vulpes) и шакал (Canis aureus) к предметам, побывавшим в руках человека и сохранившим его запах. Но это относится только к особям, обитающим вдали от поселков, торных дорог и т. п. На юге Дагестана близ линии Кавказской железной дороги хищники в течение многих поколений привыкли отыскивать остатки пищи, выброшенные пассажирами проходящих поездов. Очень часто куриные кости, головы копченой рыбы выбрасывают завернутыми в бумагу; вид такой упаковки настолько прочно ассоциируется у «придорожных» шакалов и лисиц с возможностью поживиться, что здесь лучший способ завлечь их в капкан — положить около него промасленную бумагу. Лисица, выросшая в глубине тайги, наткнувшись зимою на лыжный след, не решается через него перепрыгнуть и обходит стороной, хотя бы для этого ей пришлось сделать несколько лишних километров. Лисицы густонаселенных районов, где развит лыжный спорт, настолько привыкают к удобствам передвижения по торным лыжням и тропам, что в период многоснежья зверей очень трудно согнать с них. Такие лисицы зимою смело подходят к окраинам селений в поисках падали, а летом нередко становятся самыми дерзкими похитителями кур. 


    Еноты-полоскуны (Procyon lotor) приспособились жить вблизи крупных городов, вокруг больших свалок. Эти собиратели отбросов используют свои ловкие передние лапы с чувствительными пальцами для того, чтобы в поисках пищи открывать простые запоры и переворачивать мусорные ящики.
Среди бурых медведей (Ursus arctos) Русского Севера далеко не все охотно и успешно нападают на пасущийся в лесу скот. Отдельные особи, видимо случайно получившие ценный для них индивидуальный опыт, становятся затем специализированными охотниками на коров и режут по несколько десятков голов за пастбищный сезон (таких медведей в народе называют «стервятниками», в отличие от мирных «муравьятников» и т. п.). Леопарды (Panthera pardus) Копет-Дага в прошлом никогда не нападали на домашних животных, так как в горах было достаточно диких баранов и козлов. Но к середине ХХ в. в связи с уменьшением количества диких копытных в этом хребте отдельные леопарды стали охотится на лошадей и временами наносили существенный урон предгорным хозяйствам Туркмении.

Очень убедительно описаны случаи, показывающие, как становятся людоедами отдельные леопарды (Panthera pardus), тигры (Panthera tigris) и львы (Panthera leo). Например, после большой эпидемии, унесшей много жертв среди населения Гарвала (горно-лесной район в верховьях бассейна Ганга), один леопард настолько привык питаться человеческим мясом, что в конце вспышки, за неимением трупов, стал охотиться за крестьянами, работающими в лесу, на полях и даже уносить их ночью из жилищ. За период с 1918 по 1926 г. этот леопард из Рудрапраяга убил более 175 людей, прежде чем был застрелен. Одним из самых опасных тигров-людоедов оказалась самка, потерявшая правые клыки верхней и нижней челюсти в результате пулевого ранения. Из-за этого увечья она не смогла добывать привычную дичь и предпочла самую легкую охоту — на людей. Прежде чем эта тигрица была уничтожена, ее жертвами стали 434 человека в Непале и Кумаоне.


    Тигр (Panthera tigris) из Кумаона с очередной жертвой. Автор — В. Симеоновски.
Порой хищники уничтожают свои жертвы в количестве куда большем, чем потом способны съесть. Подобным образом действует в курятнике лисица (Vulpes vulpes). Известны случаи массового истребления лисицами чаек и крачек на местах их гнездования. Однажды лисица уничтожила сразу 230 птиц, а съела лишь 3 % из них. Свои набеги лисицы совершают темными ночами, когда птицы не могут летать, и следы на песке возле птичьих трупов свидетельствуют о том, что птицы не предпринимают никаких попыток к спасению. Условия плохой видимости, по-видимому, играют некоторую роль и в массовом уничтожении пятнистыми гиенами (Crocuta crocuta) газелей Томсона (Gazella thomsoni) в Серенгети, где однажды были обнаружены 82 мертвые газели. Лишь некоторые из погибших животных были съедены, а следы гиен возле трупов свидетельствовали об отсутствии какой бы то ни было погони. Нарвалы (Monodon monoceros), попав в полынью среди сплошных льдов, иногда становятся добычей белых медведей (Ursus maritimus). 

Подобное истребление жертвы может показаться бессмысленным и вопиющим расточительством, которое противоречит интересам самого хищника. Ведь он таким образом не только подрывает запасы своего пропитания, но и бесполезно растрачивает энергию, хотя, возможно, и приобретает дополнительную практику в поимке добычи. На самом деле данное явление скорее обуславливается невозможностью для жертвы ускользнуть от хищника, чем врожденной склонностью последнего к убийству. Нормальное охотничье поведение плотоядных животных обычно обеспечивает наилучшее использование ими кормовых ресурсов, тем не менее трудно удержать сытого хищника от поимки им жертвы, не способной уйти от него. Соответственно избыточное уничтожение хищниками добычи следует рассматривать не как результат плохой приспособленности, а как неизбежный и сравнительно малый ущерб, сопутствующий в целом эффективному охотничьему поведению. Вообще говоря, инстинкт, побуждающий газель срываться при малейшей опасности и бежать куда попало кромешной ночью, не может быть полезен для нее. Следовательно, неподвижность в этом случае обладает селективным преимуществом, хотя в отдельных случаях и приводит к явным и впечатляющим потерям. Чтобы исключить избыточное истребление жертв, у хищников должны были бы возникнуть специальные поведенческие механизмы, препятствующие охоте и убийству, причем не по достижении насыщения, а по получении информации о том, что дальнейшая добыча уже не сможет быть употреблена в пищу.


    Каннибализм у серого мышиного лемура (Microcebus murinus). 
Количество многих, в том числе наиболее ценных естественных кормов, очень непостоянно в разные годы, что вызывает сильные колебания обеспеченности пищей целого комплекса ее потребителей, в частности и млекопитающих. Так, например, высокие урожаи семян ели, лиственницы, сибирского кедра повторяются с интервалами в 3-5 и более лет, периодически сменяясь полными неурожаями, которые охватывают области тайги, измеряемые сотнями тысяч квадратных километров. Столь же велики площади с одновременными высокими урожаями или неурожаями грибов и т. п. Лесные полевки (Myodes), бурундуки (Eutamias sibiricus), белки (Sciurus vulgaris), куницы (Martes martes), соболи (Martes zibellina), медведи (Ursus arctos), кабаны (Sus scrofa), населяющие эти территории, в одни годы имеют возможность многие месяцы питаться таким полноценным кормом, как кедровые семена, а в другие вынуждены пользоваться различными заменяющими кормами, часто имеющими для потребителей гораздо меньшую биологическую ценность. 


    Изменения запаса травянистых кормов на саксаулово-илачных пастбищах юго-восточных Каракумов (Туркмения) в годы с различными метеорологическими условиями вегетационных периодов (по Барабаш-Никифорову и Формозову, 1963):
1 — валовый запас зеленых трав; 2 — валовый запас сухостоя, или «сена на корню». График показывает, что в одни вегетационные годы (например, 1939-1940 гг. и 1940-1941 гг.) развитие трав после летней засухи начинается с выпадением осенних осадков в октябре - ноябре и продолжается по первую декаду мая. Урожай зеленого корма высокий (до 300-350 кг/га). В такие годы травоядные млекопитающие пустыни (джейран (Gazella subgutturosa), большая песчанка (Rhombomys opimus), заяц-толай (Lepus tolai) и др.) имеют хороший зеленый корм в течение 6-6,5 месяцев. В неблагоприятные для вегетации годы (например, 1946-1947 гг.) зеленые корма появляются только в феврале и высыхают уже в апреле; валовый запас корма низкий, редко превышающий 200 кг/га.
Там, где среди сплошных еловых массивов есть небольшие пятна насаждений сосны, белки при неурожае еловых шишек переходят на питание семенами сосны и уже с половины лета переселяются в суборы и боры — участки с преобладанием этой лесообразующей породы. Но средняя величина большого урожая семян сосны на единицу площади леса всегда меньше хорошего урожая ели, чешуи сосновых шишек гораздо тверже еловых — их труднее разгрызать, в разреженных кронах сосен белки хуже защищены от холодных зимних ветров, нападений ястреба-тетеревятника и крупных сов. Охота на белку в сосновых лесах легче, чем в ельниках, и промысловики убивают в них больший процент зверьков. Следовательно, переход на питание семенами сосны вызывает в жизни местной популяции белок ряд взаимно связанных, на первый взгляд незначительных, но в действительности очень важных изменений, сказывающихся на физиологическом состоянии самих зверьков и условиях их борьбы за существование. 

Нередки случаи совпадения неурожая шишек всех хвойных пород: в такие годы для животных-семеноедов создаются исключительно трудные кормовые условия.


    Распределение урожая семян сибирского кедра в 1946 г. (по Барабаш-Никифорову и Формозову, 1963): 
1 — высокий урожай; 2 — средний урожай; 3 — неурожай; 4 — сведения об урожае отсутствуют; 5 — граница ареала сибирского кедра. Картограмма показывает, что осенью 1946 г. исследующей зимой потребители семян в тайге Зауралья, Западной и Средней Сибири и Алтая, т. е. на огромной территории, были хорошо обеспечены этим кормом. В восточной части ареала кедра был средний урожай.
В зоне тундр, в лесостепи, степи и, в меньшей степени, в лесной зоне и зоне пустынь, непостоянна численность населения мелких млекопитающих — предпочитаемого корма многих хищников.

Резко изменяется по годам количество сибирских леммингов (Lemmus sibiricus), степных пеструшек (Lagurus lagurus), общественных полевок (Microtus socialis) и целого ряда других массовых, «ландшафтных» видов мелких грызунов. Соответственно изменяются и условия охоты песцов (Alopex lagopus), лисиц (Vulpes vulpes), корсаков (Vulpes corsac), ласок (Mustela nivalis), горностаев (Mustela erminea), их поведение, величина охотничьих участков, подвижность, упитанность, устойчивость против болезней (резистентность) и т. п. При бескормице даже типичные хищники могут пополнять свой рацион за счет растительных кормов. Горностай, например, на Кольском полуострове в таких случаях ест плоды можжевельника.

Чередование лет, хорошо обеспеченных продуктивными кормами, слабо обеспеченных и совершенно голодных хорошо прослеживается при непосредственных наблюдениях в природе и по анализам содержимого желудков животных, собранных в одной и той же местности за достаточно большой период. Ясно, что эти годовые изменения питания оказывают прямое и косвенное влияние на различные важные стороны жизнедеятельности млекопитающих и всегда должны учитываться.


    Урожайность семян ели на территории лесной зоны СССР осенью 1938 г. (по Барабаш-Никифорову и Формозову, 1963): 
1-4 — условные обозначения те же, что на предыдущей картограмме; 5 — северная и южная границы ареала ели. Около половины площади, занятой еловыми лесами, было поражено неурожаем, на остальном пространстве урожай был средним. Зима 1938/39 гг. была для белки (Sciurus vulgaris) в большинстве мест голодной.
вперед

в оглавление