Приветствую Вас Гость | RSS

Век млекопитающих - Age of Mammals

Воскресенье, 23.04.2017, 11:08
в оглавление

назад

Интеллектуальная деятельность

Итак, чем выше стоит животное на эволюционной лестнице, тем большую роль в его жизни играет обучение и рассудочная, или интеллектуальная, деятельность. Среди всех позвоночных наивысшим уровнем развития интеллекта отличаются млекопитающие. В первую очередь это связано с прогрессивным развитием у них коры полушарий переднего мозга, хотя этот уровень существенно различается у представителей различных систематических групп.

Впрочем, при оценивании интеллекта первенство чаще отдается не нейроанатомическому, а функциональному подходу. В рамках последнего изучаются процессы принятия млекопитающими решений, требующих прогноза конкретной ситуации (в этом плане наибольшие способности показали хоботные, хищные, зубатые киты и сухоносые приматы), анализируют общую организацию их коммуникативных систем (здесь выяснилось, что у большинства млекопитающих сигнальные системы не имеют принципиальных отличий от таковых у других позвоночных, но существенно более высокий уровень демонстрируют узконосые обезьяны, особенно человекообразные).


    Обыкновенная лисица (Vulpes vulpes) развлекается, съезжая вниз по желобу.
Сложные поведенческие навыки для высокоорганизованных млекопитающих не редкость, а, скорее, правило. Иногда они демонстрируют настоящие чудеса сообразительности. Например, однажды охотники на вертолете загнали волков (Canis lupus) в рощицу. Поначалу их не могли отыскать, потом же, когда люди сошли с вертолета и вошли в рощицу, выяснилось, что волки встали на задние лапы, и прижались к стволам деревьев, обхватив их передними лапами, так что заметить их с вертолета было крайне сложно. Чтобы попасть в человеческое жилище, один бурый медведь (Ursus arctos) научились стучаться в дверь. Когда ничего не подозревающие хозяева открывали ее, зверь уверенно входил в помещение, направлялся на кухню и начинал угощаться хранящейся там снедью. Подобная способность изменять поведение надлежащим образом перед лицом неожиданных изменений обстоятельств обычно считается признаком интеллекта. Но нельзя все же забывать, что многое можно объяснить обычными механизмами научения.


    Калан (Enhydra lutris) разбивает раковину моллюска о лежащий на груди камень.
Некоторые млекопитающие используют те или иные орудия (это же характерно и для ряда птиц). Так, весьма оригинальным способом добывает пищу калан (Enhydra lutris). Основу его рациона составляют морские ежи и двустворчатые моллюски, обладающие твердым панцирем или раковиной. Поэтому зверь находит плоский камень, кладет его себе на грудь и, плавая на спине, колотит об этот камень ежа или моллюска до тех пор, пока их защитные покровы не разобьются. Ныряя за новой добычей, калан временно помещает камень под мышку. Это значит, что зверь обдумывает свои действия заранее и, возможно, предвидит использование камня повторно. В Шарк Бей (Австралия) после примера, поданного одной самки афалины (Tursiops truncatus), ее сородичи начали использовать во время поисков пищи морские губки. Держа губку в челюстях, дельфин выгоняет с ее помощью своих жертв из расщелин подводных скал и других труднодоступных мест. Павианы (Papio) порой используют камни для раздавливания скорпионов и прутики — для добывания насекомых.


    Афалина (Tursiops truncatus) с зажатой в челюстях губкой.
Наблюдения за шимпанзе (Pan troglodytes) показали, что для добывания пищи они пользуются самыми разными орудиями. Палки, прутики и стебли могут использоваться для добывания термитов и муравьев. Обезьяны тщательно выбирают эти стебельки и иногда даже видоизменяют их, чтобы они стали более подходящими для выполнения соответствующей задачи. Например, если кончик стебля загнется, то обезьяна может откусить его. Молодые шимпанзе нередко изготовляют палочки и манипулируют ими во время игры, однако использовать их для добывания пищи они начинают только в возрасте около 3 лет. Но даже и тогда они поначалу делают это достаточно неуклюже и могут выбирать неподходящие для этой цели орудия. Создается впечатление, что искусству добывания термитов не так легко научиться. Специально подготовленные прутики шимпанзе используют и для вылавливания съедобных водорослей из водоемов. Взрослые самцы отламывают ветки, очищают их от коры и заостряют, чтобы закалывать спящих в дуплах галаго. Чтобы добраться до меда в пчелином гнезде, шимпанзе ломают его стенки и соты деревянными «стамесками» и «зубилами». Также установлено, что они используют палки в качестве дубин, для выкапывания съедобных корней и вытаскивания из воды упавших плодов. Специально подобранными плоскими камнями шимпанзе колют орехи. Кроме того, они используют разжеванные листья в качестве губки, чтобы добыть питьевую воду из дупла или более мелких полостей дерева. Подобно людям, различные шимпанзе при работе предпочитают пользоваться либо правой, либо левой рукой.

 

    Обыкновенный шимпанзе (Pan troglodytes) добывает термитов. Для этого он осторожно вставляет тонкую, очищенную от листьев веточку в отверстие в термитнике. Некоторое время спустя шимпанзе вынимает палочку, в которую вцепились термиты, и поедает их, пропуская палочку через рот. Предполагается, что молодые шимпанзе обучаются этому сложному приему, наблюдая за своими сородичами.

Помимо пищедобывательной деятельности, млекопитающие используют орудия и в других целях, например для чистки отдельных частей тела. Чтобы избавиться от присосавшихся пиявок, лесной слон (Loxodonta cyclotis), взяв палку хоботом, скребет ею свое тело. Если самостоятельно дотянуться до паразитов он не может, ему в этом помогает (тоже палкой) сородич. Порой шимпанзе (Pan troglodytes) чистят зубы с помощью «зубочисток» — тонких щепочек или прутиков. Одна обезьяна в это время неподвижно сидит на месте, а вторая осторожно выковыривает у нее из зубов застрявшие частицы пищи. Прежде чем пересечь водоем, западные гориллы (Gorilla gorilla) могут искать брод с помощью палки.



    Обыкновенный шимпанзе (Pan troglodytes) добирается до содержимого дупла с помощью палки.
По всей вероятности, способность использования орудий формируется у каждого отдельного животного в результате как подражательного, так и инструментального научения. Некоторые исследователи хотя и допускают, что использование орудий само по себе еще не является признаком интеллекта, однако согласны с тем, что оно создает предпосылки для истинно разумного поведения, в том числе и для возникновения совершенно новых его форм. 


    Обыкновенный шимпанзе (Pan troglodytes) раскалывает орех с помощью камня-молотка и камня-наковальни.
У ряда зверей, относящихся к разным популяциям, зафиксированы различные формы пищедобывательной активности. Так, например, живущие в Гомбе (Восточная Африка) шимпанзе для добывания термитов используют прутики, предварительно очищая их от коры. Иногда они по очереди используют каждый конец прутика. Шимпанзе из Окоробико (Центральная Африка) обычно очищают прутик от коры, перед тем как добывать насекомых, и используют только один конец прутика. Шимпанзе с горы Ассирик в Сенегале (Западная Африка) вообще не пользуются прутиком, а с помощью большой палки проделывают в термитнике отверстие, через которое выбирают термитов рукой. Обнаруженные различия позволяют предположить, что в пределах популяции существует определенное число вариаций поведения, которые могут привести к новым формам активности, соответствующим местным условиям. Способу «выуживания» термитов шимпанзе научаются путем подражания, и он распространяется в популяции путем культурной преемственности — передачи информации от одного поколения к другому негенетическим путем. Интересно, что находящиеся рядом павианы-анубисы (Papio anubis), которые также любят лакомиться термитами, внимательно наблюдали за действиями шимпанзе, но освоить их трудовые операции оказались не в состоянии. 


    Западная горилла (Gorilla gorilla) форсирует водоем, проверяя его глубину палкой.
Точка зрения, что некоторые формы поведения, типичные для определенной популяции, поддерживаются в ней за счет культурной преемственности, вполне подтверждается и другими данными. В нескольких случаях удалось наблюдать возникновение у животных новых поведенческих навыков и зарегистрировать, каким образом это поведение распространялось среди других членов популяции. Например, в одном из морских заповедников наблюдали, как самец малой косатки (Pseudorca crassidens) приманивает кружащихся в воздухе чаек, отрыгивая полупереваренную рыбу и выплевывая ее на поверхность воды. Когда же доверчивые птицы подлетали к корму, китообразное тут же хватало их и заглатывало. Спустя несколько недель этот прием повторил другой самец. Поскольку никогда прежде ничего подобного не наблюдали, предположили, что второе животное последовало примеру своего сородича, первым придумавшего этот трюк. Впоследствии его освоили и другие члены популяции. 


    Капуцин-фавн (Sapajus apella) раскалывает орех с помощью камня. Для выкапывания клубней эти сообразительные обезьяны используют ветки, а для разбивания семян и рытья — камни. При этом одной рукой капуцины взрыхляют камнем землю, а другой отгребают почву.
Однако особенно широкую известность получил случай с японскими макаками (Macaca fuscata), обитающими на острове Якусима. Чтобы заставить обезьян держаться на открытом месте, где за ними легче было бы наблюдать, экспериментаторы дополняли их меню, разбрасывая клубни батата. Они видели, как 16-месячная самка по кличке Имо вместо того, чтобы счищать песок руками, омывает клубни в воде. Она регулярно проделывала эту операцию, и вскоре ей стали подражать другие члены группы, особенно ее сверстницы. В течение 10 лет эта привычка распространилась почти во всей стае — за исключением только взрослых особей старше 12 лет и молодняка, не достигшего еще годовалого возраста. Затем Имо начала мыть батат в море, откусывая его и снова макая (вероятно, ей нравился соленый вкус), и другие обезьяны также начали копировать ее действия. Несколько лет спустя Имо придумала еще одну операцию по очистке пищи. Экспериментаторы разбросали по берегу зерна злаков, и обезьяны собирали их по одному. Имо же набрала полную горсть смешанных с песком зерен и бросила все это в воду. Песок пошел ко дну, а зерна оказалось легко собрать с поверхности воды. После этого случая Имо стала всегда отделять зерно от песка при помощи воды. Новая операция по очистке пищи распространилась среди особей популяции точно так же, как прежде мытье клубней батата и макание их в соленую воду. При этом новые поведенческие навыки первыми перенимали сверстницы Имо, матери научились этой операции от молодых обезьян, а взрослые самцы освоили ее последними.

 

    Японские макаки (Macaca fuscata) отмывают в воде клубни батата.
Показано, что обезьяны способны располагать в порядке возрастания множества, представленные наборами из 1-9 предметов, а это указывает на то, что они обладают элементарными навыками счета. В одном из экспериментов капуцины (Cebus) отказывались от вознаграждения за выполненное задание, поскольку знали, что их сородичи получили за него более щедрое угощение. Человекообразные обезьяны (Hominidae) узнают свое отражение в зеркале
Причем для того, чтобы понять ситуацию, им требуется от нескольких минут до нескольких дней.

Подробнее см.: https://www.nkj.ru/archive/articles/10313/ (Наука и жизнь, УЗНАЮТ ЛИ ЖИВОТНЫЕ СЕБЯ В ЗЕРКАЛЕ?)
Причем для того, чтобы понять ситуацию, им требуется от нескольких минут до нескольких дней.

Подробнее см.: https://www.nkj.ru/archive/articles/10313/ (Наука и жизнь, УЗНАЮТ ЛИ ЖИВОТНЫЕ СЕБЯ В ЗЕРКАЛЕ?)
. Чтобы понять данную ситуацию, различным их особям требуется от нескольких минут до нескольких дней. К примеру, молодые шимпанзе (Pan troglodytes), рожденные на воле, пользовались зеркалом, чтобы чистить те части своего тела, которые другим путем увидеть невозможно.
В других опытах обезьянам давали какое-либо простенькое упражнение для рук, но животное не могло видеть свои руки непосредственно, а только их отражение в зеркале. Шимпанзе справлялись с этой задачей, а ведь это не так легко и для человека.

Подробнее см.: https://www.nkj.ru/archive/articles/10313/ (Наука и жизнь, УЗНАЮТ ЛИ ЖИВОТНЫЕ СЕБЯ В ЗЕРКАЛЕ?)
В другом опыте шимпанзе успешно выполняли простые упражнения для рук, но при этом не могли видеть свои руки непосредственно, а только их отражение в зеркале. Хотя мартышковые обезьяны (Cercopithecidae) узнавать себя в зеркале не способны, они понимают, что их отражение не является живым существом. Из других зверей могут узнавать себя в зеркале слоны (Elephantidae) и, возможно, некоторые дельфины. Прочие млекопитающие реагируют на свое отражение так, как будто они видят других особей своего вида.


    Макак-резус (Macaca mulatta) рассматривает в зеркале свое отражение.

При изучении языка млекопитающих исследователи выявили в нем наличие, как и в человеческом языке, плана выражения и плана содержания. У большинства зверей этот язык весьма беден: так, у желтобрюхого сурка (Marmota flaviventris) он содержит всего 8 звуковых сигналов, содержание которых сводится к 5 «смыслам» («внимание!», «тревога!», «угроза», «страх», «удовольствие»). У макак (Macaca) выделено уже свыше 30 звуковых сигналов, дополняемых жестами и мимикой (например, выпрямление хвоста представляет собой жест доминирования).

Намного большими лингвистическими способностями обладают человекообразные обезьяны (Hominidae). Так, естественный словарь обыкновенного шимпанзе (Pan troglodytes) включает не менее 34 голосовых сигналов. Еду эти приматы ищут маленькими группами или поодиночке, хотя, если пища сконцентрирована в одном месте, они могут объединяться в большие группы. При этом каждая особь издает характерное пыхтящее уханье и по-разному реагирует на уханье других. Например, пыхтящее уханье с длинной завывающей кульминацией связано с обилием пищи. Когда шимпанзе угрожает опасность, они используют ряд визгов. Короткое рявканье говорит о конфликтной ситуации, озадаченное «ху-у» означает встречу с чем-то странным, а громкое «врааа» свидетельствует об опасности, например приближении леопарда. Одним из наиболее социально значимых голосовых сигналов является пыхтящее ворчание, которое шимпанзе низкого ранга издают при приближении высокоранговых особей. В схватке двух самцов, даже если один из них убежал, сражение формально не закончено до тех пор, пока побежденный не сдастся с почтительным пыхтящим ворчанием. Во время своих путешествий взрослые самцы шимпанзе часто барабанят по корням больших деревьев и издают громкие рычащие и пыхтящие уханья, чтобы показать направление, в котором они двигаются. Когда самцы хотят выяснить местонахождение других особей, они барабанят по одному и тому же дереву несколько раз, делая между этим паузы и слушая ответ.


    Обыкновенные шимпанзе (Pan troglodytes) издают пыхтящее уханье для поддержания контакта между рассредоточенными членами группы. Типичное уханье начинается вступлением из низкочастотных звуков, громкость и частота которых постепенно усиливаются. Звук усиливается до наступления кульминации — звучит 4 высоких, похожих на визг уханья, за которыми иногда следует подобная последовательность звуков, но в обратном порядке. Похоже, что эффект нарастания свидетельствует о начале передачи сообщения, тогда как кульминация содержит основную часть информации, которую нужно передать. Эти звуки слышны в тропическом лесу за несколько километров.

Помимо звуковых, обыкновенные шимпанзе используют в общении весь спектр зрительных сигналов. Например, во время конфликта самец поднимает шерсть дыбом и раскачивается на задних конечностях, потрясая при этом веткой. В сильном возбуждении он быстро бегает по растущим рядом деревьям, иногда ударяя по земле, дергая за ветки или разбрасывая камни. К доминантной особи другие члены группы приближаются одинаково, интенсивно кивая или кланяясь и показывая спину в позе, которую принимают самки перед спариванием. Чтобы попросить еду, обратиться за поддержкой, успокоить доминантного самца или примириться, шимпанзе протягивает руку ладонью вверх. Очень чувствительны эти приматы и к прикосновениям. В поисках поддержки они целуют, обнимают, соприкасаются с другими особями открытыми ладонями или, чтобы самим поддержать партнера, прикасаются к его спине. Ключевую роль во внутригрупповом общении шимпанзе играет взаимная чистка (груминг).



    Горилла Коко общается с исследователями на языке жестов.
В ходе т. н. «языковых проектов» этологи обучали шимпанзе (Pan troglodytes), бонобо (Pan paniscus) и западных горилл (Gorilla gorilla) знакам человеческого языка; в качестве означающих выступали знаки языка глухонемых, специально подобранные предметы или изображения на экране компьютера. В результате лексикон шимпанзе Уошо составил несколько десятков знаков, причем она могла самостоятельно изобретать новые знаки и их сочетания (комбинацией «вода - птица» Уошо назвала впервые встреченного ею на прогулке лебедя), а также употреблять знаки в переносном значении. Западная горилла Коко в зрелом возрасте могла выразить более 500 понятий.
 

    Орангутан Ази показывает пальцем на символ обозначающий яблоко, после того, как ему был показан кусочек яблока.
Выяснилось, что человекообразные обезьяны способны понимать разницу между субъектом и объектом. Так, исследователь, работавший в рамках «языкового проекта» с шимпанзе Люси, однажды вместо привычной фразы «Роджер - щекотать - Люси» просигнализировал: «Люси - щекотать - Роджер». Люси сначала попыталась его поправить, но когда тот повторил фразу, пощекотала экспериментатора. Результатом «языковых проектов» стал вывод о том, что интеллект человекообразных обезьян достаточен для овладения человеческим языком на уровне ребенка первых лет жизни. Существуют свидетельства того, что человекообразные обезьяны могут понимать, как их действия влияют на других животных, а также могут представлять себя на месте другого существа. Это, по меньшей мере, подтверждает, что они обладают собственным самоосознанием и признают его у других.

Таким образом, благодаря сложной психике поведенческая активность млекопитающих отличается высокой степенью подвижности, богатством и сложностью связей с окружающей средой и в то же время тонкой приспособленностью к определенным условиям.

вперед

в оглавление