Приветствую Вас Гость | RSS

Век млекопитающих - Age of Mammals

Вторник, 25.07.2017, 05:32
в оглавление

назад

Убежища (продолжение)

Как уже говорилось, для нор большинства полуводных млекопитающих характерно подводное расположение входов. Норы бобров (Castor fiber), ондатр (Ondatra zibethicus), выхухолей (Desmana moschata) состоят из переплетающейся системы галерей, из которых нижние (примыкающие к входным отверстиям) заполнены водой. По мере опускания уровня воды в водоеме, животные прорывают новые более глубокие ходы, сохраняя подводное расположение входных отверстий. Таким образом возникает многоярусность ходов, хорошо заметная на крутых береговых склонах. Семейные норы имеют неглубоко расположенные гнездовые камеры и большое количество отнорков, в том числе и вентиляционных. Кроме построек, в которых выращиваются детеныши, имеются также особые летние (у бобров) и защитные норы на местах кормежки.

    План и разрез нор русской выхухоли (Desmana moschata) (по Барабаш-Никифорову и Формозову, 1963):
А — отверстие норы под водой; ГК — гнездовая камера.
Передвигаясь по одному и тому же пути из норы в нору, к местам кормежек и обратно, выхухоли, а частично и другие полуводные виды непроизвольно прочищают на дне водоема канавки — траншеи. Бобры прокладывают также наземные дорожки, связывающие урез берега с местами расположения кормовой растительности. В заболоченных участках такие дорожки постепенно углубляются, заполняются водой и образуют каналы, существенно облегчающие грызунам транспортировку сплавом отрезков ветвей и стволов к жилищу.

Норы бобры роют лишь в крутых береговых склонах. На низменных топких берегах они сооружают для жилья т. н. хатки — конусообразные или куполообразные сооружения из ветвей и стволов молодых деревьев, зачастую смешанных с камнями, травой и листьями. Доставленный с берега строительный материал скрепляется илом. Самые крупные хатки достигают 2,5 м высоты и 12 м в диаметре (у основания). В центре жилища выше уровня воды животными устраивается гнездовая камера шириной примерно 1,5 м и высотой 1 м, усыпанная древесной стружкой. В потолке камеры имеется дыра для доступа воздуха, а входы расположены под водой. Неподалеку от хатки сложена куча ветвей — запас пищи на зимнее время. Когда пруды замерзают, бобры остаются в хатке и свободно плавают подо льдом. Хатка служит надежным укрытием от хищников и зимних холодов. Весной и осенью, а в случае повреждения и в другое время, звери производят ремонт хаток. В некоторых случаях небольшую хатку (т. н. полухатку) они устраивают над местом повреждения подземного хода или камеры.
 

    Схема хатки и плотины обыкновенных бобров (Castor fiber) (по Уленбрук, 2009).
Хатки из стеблей тростника, тонких ветвей строят и ондатры. Естественно, их постройки по размерам значительно уступают бобровым: высота обычно не превышает 1,5 м, а диаметр в основании — 4 м. Внутри находится одна или несколько гнездовых камер, а в крупных домиках — и кормовые помещения. Одна семья ондатр строит целый ряд хаток, в среднем 5-9, иногда и более. В отличие от бобровых, хатки ондатр служат главным образом зимними убежищами; летом многие зверьки живут в норах. Кроме жилых хаток на берегу или плавучих кучах отмерших стеблей растений, ондатры устраивают особые небольшие кормовые хатки на льду, над постоянно поддерживаемыми продушинами. Внутри таких хаток помещаются кормовые площадки. Иногда, главным образом в половодье, на осоковых кочках строят себе временные укрытия в виде небольших хаток водяные полевки (Arvicola terrestris).
 
 
    Вверху — внешний вид и схематический разрез хатки ондатры (Ondatra zibethica): Г — гнездо; К — кормовая камера. Внизу — кормовая хатка ондатры на льду. (По Барабаш-Никифорову и Формозову, 1963.)
Резко выраженное непостоянство уровня воды побуждает полуводных млекопитающих менять свои убежища или покидать водоем. Исключение составляют уже упомянутые бобры, которые возводят плотины, регулирующие водный сток. Для их постройки выбираются места рек и ручьев, где деревья растут ближе к береговой кромке. Обычно строительство начинается с того, что бобры вертикально втыкают в дно срезанные толстые ветви и стволы. В других случаях упавшие сами или сваленные бобрами большие деревья закрепляются по обе стороны реки при помощи тяжелых вертикальных бревен и стволов. Затем промежутки между основными элементами укрепляются ветками и тростником, а пустоты заполняются илом, глиной и камнями. Постепенно со всех сторон плотина обкладывается новым строительным материалом. При этом части деревьев бобры тянут зубами, а глину и камни носят в ловких передних лапах. Однако широко распространенное мнение, что бобры способны валить деревья в желаемом направлении, ошибочно. Порой ветви в бобровых плотинах пускают корни, придавая им дополнительную прочность. 


    Плотина, построенная обыкновенными бобрами (Castor fiber).
Обычная длина плотины обыкновенных бобров (Castor fiber) составляет 20-30 м (максимально — до 200 м), ширина в основании — 4-6 м, у гребня — 1-2 м; высота может достигать 4,8 м, хотя обычно — 2 м. Старая плотина легко выдерживает вес человека. В среднем на постройку 10 м плотины у бобровой семьи уходит неделя. Однако рекорд в постройке плотин принадлежит не обыкновенным, а канадским бобрам (Castor canadensis). Так, плотина на реке Джефферсон (Монтана) достигала в длину 700 м и легко выдерживала вес всадника, а в национальном парке Вуд-Баффало в Канаде была обнаружена плотина длиной 850 м. Однако наибольшая известная плотина находится в штате Нью-Хэмпшир и имеет длину более 1200 м. Строительство столь масштабных сооружений заняло у животных десятки лет. 

Благодаря плотине повышается уровень воды — это обеспечивает подводное расположение каналов, отверстий нор и расширяет кормовые возможности бобров, делая более доступными удаленные от берега участки древесных и кустарниковых порослей. Форма плотины зависит от скорости течения — там, где оно медленное, запруда практически прямая; на быстрых речках она выгнута в сторону течения. Если течение очень сильное, выше по реке бобры воздвигают небольшие дополнительные дамбы. В некоторых случаях небольшая речка перегораживается целым рядом последовательно расположенных плотин, вследствие чего на таком участке возникает цепь «бобровых прудов», не промерзающих до дна в зимнее время. На одном конце плотины часто устраиваются водоспуски, чтобы ее не прорвало паводком. Животные тщательно следят за сохранностью плотины и незамедлительно латают ее в случае течи. Иногда в постройке участвуют несколько семей, работающих «посменно». Помимо строительства плотин, для достижения оптимального уровня воды бобры могут углублять дно водоема.


    Обыкновенный бобр (Castor fiber) подгрызает дерево. Действуя мощными резцами, он меньше чем за четверть часа способен повалить осину или тополь диаметром 10 см. Бобр защищает языком гортань и смыкает губы за резцами, чтобы не подавиться опилками во время работы с древесиной или не захлебнуться при работе под водой. Подгрызая дерево, в качестве упора зверь использует мощный веслообразный хвост. Бобры живут и работают небольшими семейными группами, обычно состоящими из взрослых самца и самки, молодых текущего года (в помете бывает от 2 до 4 детенышей), молодых предыдущего года и половозрелых холостых особей. На третьем году жизни у молодого бобра может возникнуть собственная семья.

Гнезда млекопитающих также могут быть сооружены на поверхности почвы (ежи (Erinaceinae), полевки (Arvicolinae), орешниковая соня (Muscardinus avellanarius)), подвешены к травянистым растениям (мышь-малютка (Micromys minutus), полевые хомячки (Reithrodontomys)) или устроены на деревьях (древесные полевки (Phenacomys), черная крыса (Rattus rattus), сони, многие белки и др.). Они предохраняют животных от неблагоприятного воздействия абиотических факторов, но не могут служить защитой при нападении большинства хищников. Все обитатели подобных гнезд при тревоге покидают их, ища спасения в траве, на деревьях и т. п. Обитатели же нор, как правило, при опасности отсиживаются в глубине своих убежищ или поспешно роют в них новые отнорки, забивая их землей с той стороны, откуда грозит опасность. Теплые гнезда используются млекопитающими в качестве постоянного убежища, гнезда легкой постройки — только летом, а на зиму их хозяева переходят в лучше защищенные норы.


    Зимние гнезда сони-полчка (Glis glis) (по Барабаш-Никифорову и Формозову, 1963):
1 — в трухе дупла; 2 — под корнями дерева в земле.
Среди временных сооружений особенно искусные гнезда строит упомянутая мышь-малютка (Micromys minutus). В большинстве случаев этот крошечный зверек обитает на открытой местности, особенно в полях, поросших высокой травой. Обычно он сооружает гнездо ночью. Зубами животное срезает травинки и разделяет их на тонкие полоски, из которых с помощью зубов и лапок сплетает полый шар диаметром примерно 10 см. Он прикрепляется к кустам, тростинкам и стеблям злаков на высоте от 30 см до 1,3 м над землей. Нередко в стенки гнезда вплетены живые листья растений, на которых оно держится и которые при этом продолжают расти. Изнутри гнездо выстлано мягкими размочаленными листьями и травой. В гнезде может быть несколько входов, но в первую неделю после родов самка держит их закрытыми.
 

    Мышь-малютка (Micromys minutus) у своего гнезда.
Более крупные и грубые шарообразные гнезда устраивают на древесных ветвях сони (Gliridae), еще более крупные — белки (Sciurus vulgaris). Основу беличьего гнезда, или гайна, составляет шарообразный каркас, сплетенный из мелких ветвей. В нем находится тоже толстостенное гнездо, изготовленное из сухой травы, прядей лишайников и размочаленного луба. Внутрь гнезда ведет один, реже два хода, прикрываемые пучком лишайников или луба. Даже в зимнее время после ухода белки на кормежку в ее гнезде сохраняется тепло до возвращения зверька на отдых. Особенно массивные, утепленные внутри перьями, пухом и шерстью, гнезда делают белки в областях с морозной зимой. Помимо жилых гайн, в теплое время года белки могут строить т. н. теневые гайна без мягкой внутренней выстулки, служащие, по-видимому, для защиты от солнечных лучей и хищных птиц.

    Схематический разрез зимнего гнезда обыкновенной белки (Sciurus vulgaris) (по Барабаш-Никифорову и Формозову, 1963):
1 — крыша, боковые стенки и основание гнезда из мелких веток; 2 — собственно гнездо, сделанное из мягкого материала; 3 — гнездовая камера.
Оригинальными временными укрытиями пользуются многие рукокрылые. Так, часть летучих мышей заворачивается в длинные листья, забираются в норы дикобразов и даже внутрь бамбуковых стеблей. Белые листоносы (Ectophylla alba) для изготовления убежищ используют длинные и широкие листья геликонии. С каждой стороны центральной жилки листа зверьки перекусывают его боковые жилки так, что они надламываются и образуют  подобие двускатной крыши. Под каждым таким навесом может спрятаться до 12 листоносов. Обычно это самец и целый гарем его самок. Колония может иметь несколько укрытий, разбросанных по территории их леса. Летучие мыши используют подобные крыши днем, когда спят, укрываясь от солнца, дождя, а также хищников — птиц, опоссумов и змей. Свет, падающий через лист на белый мех листоносов, делает их почти неразличимыми в укрытии. Зверьки настолько уверены в своей безопасности, что покидают убежище только тогда, когда чувствуют движение главного стебля геликонии. Некоторые виды фруктоядных листоносов (Artibeus) приспосабливают под убежища раскроенные сходным образом крупные листья пальм и бананов. Из расположенных рядом нескольких подгрызенных листьев образуется довольно сложное жилище, которое может служить группе листоносов в течение нескольких месяцев.    


    Убежище белых листоносов (Ectophylla alba), устроенное из подгрызенного листа геликонии (справа заметны параллельные центральной жилке погрызы).
Грубые примитивные гнезда в виде помостов из сучьев и надломленных ветвей сооружают на деревьях человекообразные обезьяны (Hominidae). Эти гнезда служат для ночлега (как правило, только на одну ночь) или для дневки и строятся всего за несколько минут. Гнездо шимпанзе (Pan troglodytes) располагается на высоте 10-30 м. Обычно самки устраиваются выше самцов. Сначала обезьяна стягивает вместе несколько толстых веток и изгибает их, образуя устойчивую круглую платформу диаметром 60-80 см. Затем она сплетает более тонкие ветки и сучья, формируя края, и делает подстилку из тонких веток и листьев центре. Ночное гнездо является весьма надежным укрытием от хищников. Дневное гнездо часто находится на дереве, где животное кормилось, но расположено ниже, чем ночное, и построено более небрежно. Гнездо гориллы (Gorilla gorilla) помещается на дереве на высоте 1-1,5 м и также имеет вид платформы, обрамленной кольцом из отломанных или согнутых веток.  В этом очень прочном гнезде животное, как правило, лежит на спине, подложив руки под голову и свесив ноги через край. Однако горилла мможет устроить гнездо и на земле. Оно представляет собой простое углубление в лесной подстилке, окруженное небольшим валом из листьев папоротника и другого растительного материала. Гнезда обезьян сугубо индивидуальные, и только самки отдыхают вместе со своими маленькими детенышами. Технику строительства собственных гнезд молодежь начинает осваивать на земле. Помимо отдыха, в гнездах обезьяны укрываются, если они больны или ранены.
 

    Шимпанзе (Pan troglodytes) отдыхает в гнезде.
Гнездами («беседками») часто называют нагромождения сучьев, оставляемые в кронах деревьев гималайским медведем (Ursus thibetanus). На самом деле это не гнезда, а случайные скопления ветвей, обломанных зверем при добывании плодов. Некоторые тропические опоссумы (Didelphidae) на ночь просто заворачиваются в сухие банановые листья.

Весьма любопытны убежища, возводимые древесными видами щетинистых крыс (Echimyidae). Гнезда этих грызунов, живущих поодиночке, представляют собой конические сооружения, расположенные обычно вокруг ствола дерева, хотя встречаются они и на ветвях деревьев и уступах скал. Сделанные из веточек, листьев и сухих растений, они зачастую имеют весьма внушительные размеры: высота 1,2 м для них весьма обычна. Владельцы постоянно ремонтируют свои жилища и содержат их в хорошем состоянии. Входной туннель ведет в главную жилую часть гнезда, другие туннели соединяют ее с санитарной камерой и порой с подсобным помещением. В пустынях древесные крысы иногда строят свои дома среди кактусов, загромождая подходы к гнезду кактусовыми колючками.

Своеобразные строительные работы производят плоскочерепные полевки (Alticola strelzovi), обитающие в каменистых биотопах Алтая, Монголии и некоторых других горных областей. Эти грызуны огораживают естественные пустоты между камнями, где помещаются их гнезда или склады запасов, стеной из щебня и разных случайных материалов, скрепляя их собственными экскрементами. Такая стена в некоторых случаях достигает длины 10 м и высоты до 1 м. Обладая большой прочностью, она служит хорошей защитой от непогоды и хищников. Самое гнездо представляет собой небольшое углубление, сделанное в затвердевшем слое помета и выстланное перьями, шерстью и т. п. На зиму зверьки переселяются в подснежные гнезда. Кучки мелких камней для защиты запасов сена, сложенного в трещинах скал, собирают и гобийские пищухи (Ochotona pricei). Как общее правило, в гнездовой камере норы имеется подстилка или гнездо из мягкого, теплого материала.

В то время как многие виды млекопитающих занимают любое более или менее подходящее укрытие, другие — узко специализированы и пользуются только убежищами определенного типа. Последнее особенно ясно выражено у разных видов летучих мышей: подковоносы (Rhinolophus) и длиннокрылы (Miniopterus), например, занимают только пещеры, вечерницы (Nyctalus) поселяются почти исключительно в дуплах с округлым летком, нетопырь Натузиуса (Pipistrellus nathusii) предпочитает дупла с щелевидным отверстием, поздний кожан (Eptesicus serotinus) и нетопырь-карлик (Pipistrellus pipistrellus) — человеческие постройки. Самки прудовой ночницы (Myotis dasycneme) тяготеют к строениям, в то время как самцы этого вида поселяются в убежищах любого типа. Непритязательностью к убежищам отличаются ушан (Plecotus auritus), усатая ночница (Myotis mystacinus), двухцветный кожан (Vespertilio murinus) и северный кожанок (Eptesicus nilssonii). Экстравагантные жилищные предпочтения ряда тропических рукокрылых оговаривались выше. 

Для каждой природно-географической зоны характерен свой набор и преобладание определенного типа убежищ. В степях, полупустынях, прериях, кампос наблюдается резкое преобладание обитателей нор. Огромное количество ходов, подземных галерей и туннелей, гнездовых камер пронизывает здесь почву и даже толщу подпочвы. В норах и у нор сосредоточена почти вся жизнь аридных областей, так как не только звери, но и птицы, рептилии, насекомые, пауки, клещи и др. охотно пользуются норами млекопитающих.

В северных хвойных лесах млекопитающие используют убежища всех типов; из них на первом месте стоят естественные пустоты как в пнях, так и деревьях, на втором — норы. В тропических лесах относительное количество нор еще меньше, так как обилие муравьев и термитов делает жизнь мелких и среднего размера млекопитающих в земле и на уровне земли совершенно невозможной. Большинство гнезд или убежищ в естественных пустотах они занимают высоко над землей, на уровне крон крупных деревьев. Так, например, в древесных кронах на высоте 30-50 м над землей проходит вся жизнь многих обезьян, где они всегда обеспечены пищей и необходимыми укрытиями. Некоторые из обезьян — хранители возбудителя желтой лихорадки, а их эктопаразиты — комары, специфические переносчики этой инфекции, живут тоже на уровне крон, выплаживаются в воде небольших «чаш», имеющихся в пучках эпифитов, густо одевающих ветви деревьев влажного тропического леса. Неоднократно отмечалось отсутствие заболевания людей желтой лихорадкой в ее очагах, пока не начиналась рубка леса. Только вылетая с крон поваленных на землю деревьев, комары получали возможность нападать на людей и через укусы заражали их желтой лихорадкой.

В степях, полупустынях и пустынях сильная инсоляция, резкие скачки температур, крайняя сухость приземного слоя воздуха очень неблагоприятны для жизни мелких членистоногих на поверхности почвы. Особенно чувствительны к этим условиям мокрицы, скорпионы, многие жуки, тараканы, сверчки, некоторые пауки, а из паразитических форм москиты, блохи, иксодовые и гамазовые клещи и др. Те виды членистоногих, которые не способны устраивать собственные норки, укрываются в норах грызунов и мелких хищников. Микроклимат этих убежищ вполне удовлетворяет требования к абиотической среде этих членистоногих; многие из них находят в норах и необходимую пищу. Ряд видов эктопаразитов млекопитающих размножается только в их норах и в них же проходит весь жизненный цикл. Каждый из зверей-норников имеет целый набор таких паразитов, в том числе нередко и свои специфические виды. С очень сложным и богатым миром эктопаразитов связано существование обширных природных очагов болезней домашних животных и человека: чесотки, чумы, туляремии, клещевого возвратного и сыпного тифов, лихорадки Kу, кожного лейшманиоза и многих других. Заражение происходит через укусы инфицированных клещей, блох, комаров или иным путем.

Копытные млекопитающие, как правило, определенных убежищ не имеют. Эти животные, за которыми всегда упорно охотятся хищники, могут выжить только благодаря непрерывному перемещению; существование постоянных жилищ, где бы их всегда мог застать хищник, имело бы для них роковые последствия. Тем не менее, когда приближаются роды, самки некоторых копытных ищут временного пристанища, где они могли бы произвести на свет своих детенышей. Так, у многих видов оленей и антилоп самка перед самыми родами забивается в укромное место в чаще леса или удаляется на какой-нибудь уединенный уступ среди скал. Даже такие крупные животные, как слоны, прячутся в зарослях, причем будущую мать обычно сопровождает своего рода «нянька» — другая самка из стада, призванная охранять новорожденного слоненка. Подобные временные жилища никак не подготавливаются и не оборудуются; это просто случайные убежища, занимаемые на неопределенный срок животными, которые ведут кочевую жизнь.

То же самое наблюдается и у морских млекопитающих. Проводя свою жизнь главным образом в открытом море, они постоянно меняют местообитания. Некоторые из таких видов обнаруживают весьма любопытные повадки. Так, например, калан (Enhydra lutris), чтобы его не унесло течением, спит всегда на спине, ухватившись передними лапами за большие пучки водорослей или обмотавшись их стеблями. Отмели, на которых выводят свое потомство киты, можно считать своего рода временными пристанищами, которые никак не приспосабливаются для жилья и бывают населенными только в определенный сезон.

Итак, «дом» млекопитающих предназначен для осуществления три основных функций: это место для сна, место, где рождается и воспитывается потомство, и, наконец, оборонительная крепость. Норы, например, одновременно служат всем трем назначениям.

вперед

в оглавление