Приветствую Вас Гость | RSS

Век млекопитающих - Age of Mammals

Вторник, 25.07.2017, 21:39
в оглавление

назад

Защита от хищников

Для противодействия хищникам млекопитающие выработали целый арсенал защитных образований и особенностей поведения. Широко распространенная маскирующая окраска достаточно подробно рассматривалась выше. Другой типичный прием, к которому прибегают самые разные млекопитающие, — полнейшая неподвижность. Завидев врага, заяц или олень останавливают, замирают на месте и благодаря этому могут остаться незамеченными. Направляясь на лежку, заяц запутывает следы, делая «вздвойки» (попятные проходы) и «скидки» (большие прыжки в сторону), что также затрудняет выслеживание.  


    Бурчеллова зебра (Equus quagga) отбивается от атакующего льва (Panthera leo).
Если животное все же замечено, простейшим способом спасения от угрожающего хищника является бегство. Однако так бывает не всегда. Порой затаившийся русак (Lepus europaeus) сам каким-нибудь знаком оповещает охотящуюся лисицу (Vulpes vulpes) о своем присутствии. Хотя заяц бегает гораздо быстрее своего врага, он не пускается наутек, а остается спокойно сидеть у лисицы на виду. Этот трюк почти всегда срабатывает безотказно: поглядев на сидящего зайца, хищница уходит восвояси. Как считают, когда лисица осознает, что ее присутствие обнаружено, пускаться в погоню за быстроногой жертвой кажется ей уже бессмысленным занятием. А знающий об этом заяц экономит таким образом свои силы.


    Молодой кролик набрасывается на домашнюю кошку (Felis silvestris catus).
Если нападающий передвигается быстрее, чем преследуемая жертва, убегать бесполезно, — разве что поблизости имеется надежное укрытие, куда можно вовремя спрятаться. Когда животное не в состоянии спастись бегством, оно нередко избирает совсем иную линию поведения. В последней отчаянной попытке спастись зверь может повернуться к своему преследователю и принять агрессивную позу, стараясь показаться крупнее и свирепее, чем он есть на самом деле. В некоторых случаях жертва даже принимает бой. Особенно большое разнообразие таких защитных реакций обнаруживают мелкие, слабые и, в общем, безобидные млекопитающие. Так, землеройки выгибают спину, скрежещут зубами и издают пронзительные крики, а в качестве крайней меры — валятся на спину и размахивают вытянутыми лапками, продолжая при этом отрывисто визжать. Грызуны, например домовые (Mus musculus) и полевые (Apodemus agrarius) мыши, становятся на дыбы, кусаются и отбиваются передними лапками. Известны случаи, когда степной кролик (Sylvilagus audubonii) своими сильными задними лапами бил по морде красную рысь (Lynx rufus), а заяц-русак (Lepus europaeus) набросился и начал избивать преследующих его домашних собак (Сanis lupus familiaris). Порой подобное поведение так удивляет хищников, что может на время смутить их, дав жертве возможность скрыться. 


    Виргинский опоссум (Didelphis virginiana) имитирует смерть.
Весьма специфична защитная реакция, именующаяся танатозом, или мнимой смертью. Наиболее ярко она выражена у опоссумов (Didelphis). Будучи сильно напуганными, они иногда шипят и скалят зубы, но гораздо чаще непроизвольно впадают в каталептическое состояние. Тело при этом валится на бок и становится совершенно неподвижным и расслабленным, с безжизненно раскинутыми лапами и приоткрытыми глазами. Из пасти вываливается язык, а анальные железы испускают зловонный зеленоватый секрет. Чувствительность к тактильной стимуляции заметно снижается, хотя животные могут слабо реагировать на внезапные звуки. Сердцебиение и дыхание резко замедлено. Как правило, преследователь несколько раз обнюхивает распростертое тело, после чего оставляет его в покое. В состоянии каталепсии опоссум может находиться от нескольких минут до 2-6 часов, затем приходит в себя, осторожно озирается и, если опасность миновала, вскакивает и убегает. В стрессовых ситуациях в подобное состояние также могут впадать енотовидная собака (Nyctereutes procyonoides), обыкновенный шакал (Canis aureus), зорилла (Ictonyx striatus), медоед (Mellivora capensis) и полосатая гиена (Hyaena hyaena).


    Трехпоясный броненосец (Tolypeutes tricinctus), свернувшийся в шар.
В ряде случаев достаточно надежной защитой для млекопитающих являются крупные размеры (многие копытные, слоны, киты). Кроме того, у этих зверей обычно имеется более или менее толстая кожа, повредить которую не так просто. В других случаях кожа так свободно прикреплена к телу, что животное практически может в ней повертываться. Медоед (Mellivora capensis), например, способен укусить противника, который держит его сзади за кожу на шее. Некоторые производные кожи в той или иной мере также могут защищать животное, например длинная шерсть, порой склеенная глиной. 


    Обыкновенный еж (Erinaceus europaeus), почти целиком свернувшийся в клубок. Всего у ежа около 5000 острых полых игл. Каждая поврежденная или изношенная игла заменяется примерно раз в году, обеспечивая зверьку постоянную защиту.
Еще большую роль играют специальные защитные приспособления. Австралийская ехидна (Tachyglossus aculeatus), большой тенрек (Setifer setosus) и многие ежи (Erinaceinae) покрыты сверху иглами и в случае опасности могут сворачиваться в колючий шар. Сходно оборонительное значение панциря броненосцев (Dasypodidae) и чешуй панголинов (Manidae). У последних чешуи способны подниматься, так что их острые направленные наружу края представляют для нападающего дополнительную опасность. Все же, значение этих адаптаций (как и любой другой) довольно относительно. К примеру, с взрослым ежом (Erinaceus europaeus) легко справляются орел-могильник, филин, лисица (Vulpes vulpes) и барсук (Meles meles), которые перекатывают его на спину и убивают. Таким образом, иглы защищают ежа лишь от более мелких хищников. А молодого ежа ростом в половину взрослого убивает и расклевывает даже серая ворона. Прежде чем начать его есть, она выщипывает иглы клювом. 


    Свернувшийся в шар степной панголин (Smutsia temminckii). В качестве крайней меры этот зверь может выстрелить в нападающего струю вонючей жидкости из специальной железы, расположенной в задней части тела.
Гораздо более грозны защищающиеся дикобразы (Hystricidae). Их спина и бока покрыты множеством острых игл, которые могут вставать дыбом вследствие сокращения сильных мышц, лежащих непосредственно под кожей. Иглы индийского дикобраза (Hystrix indica), например, достигают до 50 см в длину. Обычно зверь держит свои иглы лежащими вдоль спины, но при угрозе нападения он поднимает их и встряхивает, производя тем самым предупреждающий трещащий шум. Одновременно животное издает хрюкающие и фыркающие звуки и топочет задними ногами. Если дикобраза продолжают тревожить, он задом бросается на хищника, выставив иглы, точно копья. При прямом столкновении многие из них, отделившись от спины, застревают в теле противника. Это может иметь пагубные последствия даже для крупного животного. Так, известен случай, когда индийский дикобраз убил почти взрослого тигра (Panthera tigris), проткнув ему иглами печень и легкие. Некоторые дикобразы способны ударять нападающего иглистым хвостом; при этом часть игл также легко теряется. Все же при должной сноровке сильный хищник может справиться даже с крупным дикобразом, перевернув его на спину и добравшись до незащищенной нижней стороны тела. Потеря дикобразами игл может рассматриваться как своего рода автотомия. Однако выстреливать своими иглами, вопреки широко распространенному мнению, не могут. 


    Леопард (Panthera pardus) пытается напасть на хохлатого дикобраза (Hystrix cristata).
Иглы североамериканского дикобраза (Erethizon dorsatum) не так длинны, как у большинства настоящих дикобразов, но действуют столь же эффективно. В среднем этих игл насчитывается до 30 тыс., причем каждая потерянная или поврежденная замещается новой. Обычно они лежат плоско, но если животное взволновано, они топорщатся, образуя колючую стенку. На концах игл имеются микроскопические зазубрины, придающие им сходство с гарпунами. Если дикобраз ударит хвостом или просто случайно заденет хищника, каждая игла, которой коснется нападающий, вопьется в его тело. Животное, в теле которого осталось несколько игл дикобраза, испытывает большие мучения; оно может даже погибнуть, так как иглы или их обломки проникают глубоко внутрь его тканей. Это происходит в результате давления мышц на зазубринки. Скорость проникновения бывает подчас очень значительной. К примеру, известен случай, когда кусок иглы длиной в 2,5 см продвинулся за день вглубь тела почти на 5 см. Кроме того, поскольку иглы грязные, на пораненных местах образуются долго не заживающие гнойные раны. Жертвами дикобразов часто становятся домашние собаки  (Canis lupus familiaris), равно как и неискушенный молодняк других плотоядных. Лишь пуме (Puma concolor) и американской кунице (Martes americana) удается успешно охотиться на этих животных, переворачивая их на спину и вспарывая мягкое брюхо.

    Справа — североамериканский дикобраз (Erethizon dorsatum) с опущенными и поднятыми иглами, справа — сильно увеличенный кончик иглы (по Каррингтону, 1974).
Хищные птицы не обладают развитым чувством обоняния, поэтому многие виды одинаково охотно поедают как полевок (Arvicolinae), мышей (Murinae), хомячков (Cricetinae), так и землероек (Soricidae), кротов (Talpinae), издающих сильный мускусный запах. Однако этот запах в какой-то степени защищает мелких насекомоядных от некоторых млекопитающих хищников — обладателей тонкого обоняния, например лисицы (Vulpes vulpes), корсака (Vulpes corsac), песца (Alopex lagopus). Они никогда не охотятся за землеройками так длительно и настойчиво, как за грызунами. Однако даже сытая лисица при случайных встречах убивает землероек и кротов, но бросает их на месте поимки. В голодные месяцы зимы она поедает и только что пойманного крота, и полуистлевшие трупы кротов, сохранившиеся местами под снегом еще с лета. Случаи поедания лисицей ласок (Mustela nivalis) отмечены тоже только в трудные для ее охоты зимние месяцы бедного полевками года. Секрет желез, свойственных всем куницам, видимо, крайне неприятен для лисицы. От съеденной ласки у нее иногда начинается рвота, после чего голодный хищник снова проглатывает разжеванного зверька. Соболь (Martes zibellina), горностай (Mustela erminea), ласка (Mustela nivalis) менее чувствительны к запахам, чем лисица, и поедают бурозубок регулярно во все сезоны. Таким образом, железы, выделяющие секрет с отталкивающим запахом, как средство пассивной защиты оказываются полезными далеко не всегда.


    Домашняя собака (Canis lupus familiaris), напавшая на североамериканского дикобраза (Erethizon dorsatum).
Намного эффективнее активная защита скунсов (Mephitidae). Контрастная окраска их шерстного покрова, состоящая из белых полос или пятен на черном фоне, имеет упреждающее значение, а пахучие анальные железы выделяют едкий секрет со стойким неприятным запахом, струя которого может выбрызгиваться на расстояние 1-6 м. Происходит это следующим образом. Полосатый скунс (Mephitis mephitis) в случае опасности не пытается скрыться, а, напротив, остановившись перед преследователем, задирает яркоокрашенный пушистый хвост, шипит, угрожающе топочет и подпрыгивает. Восточный пятнистый скунс (Spilogale putorius) действует еще выразительнее: делает стойку на передних ногах, подняв вертикально задние, так что хорошо видна вся его пестрая спина; в подобном положении зверек способен находиться по 5-6 секунд кряду. Если агрессор не убегает, или, более того, пытается приблизиться, скунс с удивительной точностью производит «выстрел» прямо ему в пасть. Зловонный секрет надолго пристает к коже или шерсти врага, а после взаимодействия с водой в дождливую погоду начинает издавать еще более отвратительный запах. Хотя результат и не смертелен, он так деморализует нападающего, что в будущем тот постарается держаться как можно дальше от этих существ с приметными черно-белыми отметинами. Как следствие взрослые скунсы не являются сколько-нибудь важным элементом рациона хищников, хотя их молодые особи достаточно часто становятся добычей койотов (Canis latrans), лисиц (Vulpes vulpes), пум (Puma concolor), канадских рысей (Lynx canadensis), американских барсуков (Taxidea taxus) и, особенно, хищных птиц.


    Восточный пятнистый скунс (Spilogale putorius) в оборонительной стойке на передних конечностях с задранным кверху хвостом.
Косматый хомяк (Lophiomys imhausi) довольно медлителен и компенсирует это подобно скунсам, испуская в случае опасности сильный неприятный запах из пахучих желез, расположенных на боку. При этом он поднимает торчком свою длинную шерсть, приобретая сходство с дикобразами. На боку при вздыбливании шерсти открываются продольные бурые, черные и белые контрастные полосы, которые при спокойном состоянии грызуна прикрыты от дождя и света серой шерстью. Предполагают, что эта окраска не только предупреждает хищника об опасности, но и создает иллюзию незащищенного бока, чтобы если хищник все-таки попытается схватить, то именно за это место. Ранее считали, что секреция желез косматого хомяка содержит токсины. Как оказалось, зверек сдирает кору с акокантеры абиссинской, которая содержит ядовитые гликозиды, в том числе уабаин — ингибитор натрий-калиевой аденозинтрифосфатазы, в малых дозах стимулирующий работу сердца, а в больших количествах способный вызвать его остановку. Затем хомяк вылизывает свои бока, обмазывая их жвачкой из коры. Волосы на боках имеют необычную структуру — их наружный слой покрыт отверстиями и выглядит как ажурная решетка, а внутренний волокнистый слой быстро пропитывается красителями и, вероятно, ядом растения. Если хищник все-таки кусает хомяка, волосы с боков тела попадают ему в рот, что может вызвать отравление и смерть. Природа устойчивости самого косматого хомяка к действию уабаина пока не изучена. Дополнительными средствами защиты для этого животного служат толстый череп, прочный позвоночник и необыкновенно толстая и прочная для мелкого грызуна кожа. 


    Ощетинившийся косматый хомяк (Lophiomys imhausi).
Сходным образом поступают ежи (Erinaceinae). Чтобы стать менее съедобными, они наносят на свои иглы различные токсины, например кожные выделения ядовитых жаб. При этом сами ежи не восприимчивы ко многим ядам.

У толстого лори (Nycticebus coucang) на внутренней стороне предплечий находятся железы, выделяющие токсичный секрет. Он источает неприятный запах, который, возможно, уже сам по себе способствует отпугиванию хищников. Зверек регулярно лижет свои передние конечности, и его укус становится особенно болезненным, поскольку гребенка нижних резцов способствует перенесению секрета. Если самка должна оставить своего малыша одного, она предварительно облизывает его, покрывая мех детеныша смешанной с секретом слюной. В качестве еще одной защитной реакции толстый лори развил способность подражать змеям. Когда зверек принимает оборонительную позу со сцепленными над головой передними конечностями, вид его мордочки со светлой шерстью на носу и темной вокруг глаз напоминает рисунок на капюшоне рассерженной кобры. Эффект усугубляется тем, что зверек в этот момент раскачивается на задних конечностях и шипит. Наконец, в попытке избегнуть нападения толстый лори может просто упасть на нижние ветки дерева или на землю. Мать проделывает это даже вместе с прицепившемся к ней детенышем. 


    Толстый лори (Nycticebus coucang) в оборонительной позе.
Не менее оригинальным защитным приспособлением является уже упоминавшаяся хвостовая автотомия. Многие мелкие грызуны, как то лесные и полевые мыши (Apodemus), сони (Gliridae) и тушканчики (Dipodidae), будучи схваченными за хвост, сбрасывают часть покрывающего его кожного футляра. Он разрывается непроизвольно в местах с особенно тонкой кожей. Оголенная часть хвоста через несколько дней засыхает и отваливается. Согласно наблюдениям, мыши с покалеченными хвостами попадаются чаще, чем с целыми. 


    Домашняя кошка (Felis silvestris catus) пытается отпугнуть обыкновенную лисицу (Vulpes vulpes). Не имея возможности отступить, она вздыбливает шерсть, выгибает спину, прижимает уши, поджимает хвост, а также воет и шипит. Если это не поможет, кошка может ударить когтями передних лап.
Если калифорнийского суслика (Spermophilus beecheyi) застала на открытом месте гремучая змея, этот зверек поднимает свой пушистый хвост и усиленно дергает им. Вследствие прилива крови в хвост его температура увеличивается на несколько градусов. Гремучая змея реагирует на тепловое излучение жертвы, и внезапное появление дополнительного тепла сигнализирует ей, что суслик  — более крупный зверь, чем кажется, а значит не подходит ей в качестве кормового объекта. Прогоняя змею, суслик также бросается в нее комочками земли.


    Калифорнийский суслик (Spermophilus beecheyi) размахивает хвостом перед гремучей змеей.
Наконец, многие млекопитающие для большей безопасности объединяются в большие группы и действуют сообща. Так, живущие колониями луговые собачки (Cynomys) в случае опасности издают пронзительные крики, предупреждающие сородичей о том, что надо прятаться в подземные норы. Сходным образом поступают и другие норные грызуны — сурки (Marmota), суслики (Spermophilus), песчанки (Gerbillinae) и т. д., а из хищных — сурикаты (Suricata suricatta).


    Павианы прогоняют гепарда (Acinonyx jubatus).
Пасущиеся стадами копытные открытых пространств в большинстве своем очень быстры, обладают дальним зрением, особой системой сигнализации об опасности и обычно держатся так, что враги лишены возможности подкрасться к ним незамеченными. Кроме того, в саваннах стада обычно смешиваются. Так, зебры почти никогда не встречаются без гну и других антилоп; нередко к ним присоединяются и страусы. Стадо, состоящее из представителей нескольких различных видов, гарантирует большую безопасность каждому члену данного сообщества. У одних животных лучше развито зрение, у других — слух, у кого-то отличное обоняние. И достаточно одному из них заметить врага и подать специфический сигнал, как все стадо спасается бегством.  


    Защитное кольцо овцебыков (Ovibos moschatus).
Стадо овцебыков (Ovibos moschatus) от хищников не убегает, а образует круг с молодняком внутри и взрослыми животными снаружи, которые успешно обороняются от волков (Canis lupus) и белых медведей (Ursus maritimus) рогами и копытами. Известны случаи, когда сомкнутые в строй канны (Taurotragus oryx) прогоняли гепардов (Acinonyx jubatus), а действующие таким же образом африканские буйволы (Syncerus caffer) способны обратить в бегство даже прайд львов (Panthera leo). Стадо азиатских буйволов (Bubalus bubalis), почуяв тигра (Panthera tigris), приходит в неистовство и дружным строем преследует врага, пока не настигнет хищника или же не потеряет его след.  


    Взрослые самки кашалота (Physeter macrocephalus) образуют кольцо вокруг молодой или раненой особи, чтобы обезопасить ее от нападения косаток (Orcinus orca).
вперед

в оглавление