Приветствую Вас Гость | RSS

Век млекопитающих - Age of Mammals

Вторник, 30.05.2017, 12:10
в оглавление

назад

Зона тайги

Южнее пояса тундры через Евразию и Северную Америку проходит еще более широкая полоса тайги. Ее климат отличается значительной суровостью в силу изменчивости погоды и большой амплитудой температурных колебаний. Средняя годовая температура составляет от 0 до 5 °С. Лето короткое, но довольно жаркое. Столбик термометра летом может подниматься до 35 °С, но зимой падает до -40 °С и даже ниже. Осадков относительно немного, обычно от 200 до 600 мм в год, причем минимум их падает на зимние месяцы. Однако в силу низких температур воздуха относительная влажность велика. Ветры здесь не столь жестоки, как в тундре, а вегетационный период продолжительнее.

В Евразии южная граница тайги пересекает Скандинавию приблизительно на широте Санкт-Петербурга, и, постепенно понижаясь, идет к Японскому морю, давая по дороге длинный язык на юг по Уралу. Основной растительной формацией европейской и западносибирской тайги является глухой хвойный древостой, состоящий из сосны, ели, пихты, лиственницы, с примесью мелколиственных пород — березы, ольхи, осины. Густые кроны хвойных отбрасывают глубокую тень. Сами эти деревья хорошо выносят затенение и растут очень густо, крона к кроне. Однако другие растения нуждаются в солнечном свете и в тени нормально развиваться не могут. Поэтому в хвойном лесу в самой его глубине нет подлеска, кустарников, слабо развит подрост. Под густым темным сводом, образованным древесными кронами, пусто: землю покрывает ковер из опавшей хвои. Травяной покров скуден, нижний ярус состоит главным образом из мхов и лишайников. Видный элемент в низменном ландшафте составляют болота. Наиболее типичны сфагновые или лесные болота, постепенно переходящие в заболоченную тайгу — т. н. шохру. Местами по болотам растет клюква, морошка, голубика, багульник, осока и хвощ.

За Енисеем ландшафт становится гористым, а климат все более суровым. Одновременно с рельефом и климатом меняется растительность: обыкновенная лиственница постепенно сменяется даурской лиственницей, а обыкновенный можжевельник сменяется сибирским, исчезает липа, появляется древовидная карагана. Широкое распространение получает многолетняя мерзлота, из-за которой корневая система деревьев может располагаться лишь в поверхностном слое земли. На юге восточносибирской тайги обширные леса из даурской лиственницы сменяются лиственнично-сосновыми лесами. Ель встречается спорадически и только в условиях местного более влажного климата.

Следует также подчеркнуть, что в Восточной Сибири распределение широтных зон имеет свои особенности. Зоны широколиственных лесов, лесостепи и степи чаще всего выпадают, и тайга, поднимаясь по северным склонам горных хребтов, крайним западным форпостом которых является Алтай, сменяется альпийской зоной, которая на южных склонах местами непосредственно переходит в пустыни Джунгарии и Монголии, относящиеся уже к Центральноазиатской надпровинции. Лишь в Минусинской впадине и Забайкалье тайга чередуется с большими островами степи. За пределами своего пояса леса таежного типа имеются по горам в глубине Центральной Азии, в восточном Тянь-Шане и в Западной Европе — главным образом в Альпах, в меньшей степени — в Карпатах, Балканах и Пиренеях.

Животный мир таежной зоны гораздо богаче, чем в тундре, и не только за счет улучшения климатических условий, но и благодаря обилию кормов, а также многоярусности растительных формаций. Животные могут скрываться здесь в дуплах, под лесными завалами, в подлеске (при его наличии) или просто под густой крышей кроны, надежно укрывающих их от ветра и кратковременного летнего зноя. Для защиты от холода у млекопитающих на зиму развивается густой мех. Белеют лишь виды, общие с тундрой, а все типичные таежные обитатели сохраняют темную окраску круглый год. Это следует поставить в связь с постоянным темным цветом древесных стволов. Снег, не сдуваемый ветрами, лежит ровным и рыхлым слоем. Это облегчает его раскапывание для добывания пищи и ради укрытия. С другой стороны, глубокий, рыхлый снег затрудняет передвижение по нему, и у многих таежных зверей имеются приспособления, облегчающие им это. Хотя добыть зимой пищу в тайге гораздо легче, чем в тундре, тем не менее для многих животных она становится труднодоступной, главным образом из-за глубокого снега и обледенения веток. Трудность добывания корма заставляет многих зверей залегать в спячку или собирать пищевые запасы. Однако ни одно млекопитающее, исключая большинства летучих мышей, тайгу на зиму не покидает. Значительные перекочевки в ее пределах совершают лишь немногие виды. Важным экологическим фактором также является изобилие летом мошкары и комаров, местами делающее существование крупных зверей невыносимым. Больше всего животных в Заенисейской Сибири, в западном же направлении их число постепенно убывает.


    Фауна тайги. Автор — В.А. Ватагин.
Почти все млекопитающие помимо тайги более или менее широко распространены в широколиственных лесах и/или заходят в тундру. Из насекомоядных таковыми являются бурозубки (Sorex) — обыкновенная (Sorex araneus), средняя (Sorex caecutiens), малая (Sorex minutus) и некоторые другие. В противоположность более южным, преимущественно степным белозубкам (Crocidura), отличающимися наряду с другими признаками относительно хорошо развитыми ушными раковинами, у бурозубок они зачаточны и вполне скрыты в меху. Явление это можно рассматривать в качестве приспособления к холодному климату. Не менее широк, чем у бурозубок, ареал обыкновенной куторы (Neomys fodiens), ведущей полуводный образ жизни. Ее задние лапы, обрамленные каймой из упругих волос, и хвост, веслообразно сжатый с боков, — плавательные приспособления. В Западной и Средней Сибири, вплоть до Байкала и Лены, обитает сибирский крот (Talpa altaica).

Летучие мыши очень малочисленны; встречаются они главным образом в южной части таежной полосы, и только северный кожанок (Eptesicus nilssoni) доходит летом до полярного круга.

Грызуны, сравнительно с пустынно-степными областями, представлены бедно. Крайне характерны для таежной полосы обыкновенная белка и азиатский бурундук, хотя они и не являются ее эндемиками: белка широко распространена, кроме тайги, в смешанных и широколиственных лесах Европы, а бурундук — в широколиственных лесах Дальнего Востока.

Обыкновенная белка (Sciurus vulgaris) встречается по всей зоне к северу до тундры, к югу — до степей, к востоку — до Камчатки и Сахалина включительно. Живет она в самых разнообразных лесах, избегая лишь молодых насаждений. Но в разные годы, в зависимости от урожая семян хвойных деревьев, в частности кедровых орешков, и в разные сезоны, главным образом в связи с наличием кормов, белка держится в лесах различного характера. В период размножения зверек обычно живет в густом высокоствольном лесу с обильным подлеском и определенно избегает светлых, разреженных насаждений. Свое гнездо белка устраивает в дуплах, иногда поселяется в старых сорочьих гнездах, но чаще всего строит его сама. Это гнездо («гайно») представляет собой грубую постройку из тонких веток с примесью мха или лишайника, имеет шарообразную форму, выстлано мягким материалом (шерстью белки, перьями и т. п.) и снабжено одним, чаще двумя входными отверстиями. Помещается оно на высоте от 3 до 20 и более метров от земли, обычно около главного ствола дерева среди густых ветвей. Зимнее гайно имеет большие размеры, чем летнее. Кроме того, зверек обычно строит несколько запасных гнезд, куда переселяется в случае опасности или спасаясь от блох. Белка — строго дневное животное и в настоящую зимнюю спячку не впадает. Но в середине зимы она малодеятельна, подолгу сидит в своем гайне, покидая его лишь на короткое время, а в сильные морозы и бураны не показывается наружу и по нескольку дней. Гайно — надежное убежище от холода: при температуре воздуха от -4 до -10 °С температура внутри гнезда бывает от +10 до +20 ° С.

Питание белки меняется по сезонам. Весной она ест главным образом семена хвойных деревьев, добывая их из упавших шишек (шишки, оставшиеся на дереве, осыпают семена), а также почки ели, прошлогодние жолуди, сережки ивы и осины, почки лиственных пород и их распускающиеся листочки. Прокусывая кору веток березы, белка в это время года охотно пьет сок этого дерева. Летом основной пищей остаются семена хвойных, добываемые из шишек-падалиц, но к этому прибавляются различные ягоды и грибы, а также в некотором количестве насекомые — жуки, бабочки, муравьи. Зимой основной и почти единственный корм белки в таежной области составляют семена хвойных деревьев. Среди них на первом месте стоят кедровые орехи, на втором — семена лиственницы и ели, тогда как сосновые семена поедаются белкой лишь при отсутствии вышеуказанных кормов. Добавочной, а местами в неурожайные на семена годы и существенной пищей являются грибы, которые белка заготовляет еще с осени. Для этого она срывает гриб и вешает его на ветку дерева или запихивает под отставшую кору, где он высыхает.

В благоприятные годы, когда с осени был обильный урожай кормов, гон белок начинается весной рано, протекает дружно, число детенышей в помете достигает 7-10. За лето зверек успевает принести три помета и смертность как стариков, так и молодых сильно понижается. В результате — на пару взрослых в среднем приходится 8-9 молодых, иначе говоря прирост составляет более 400 %. Наоборот, если с осени был неурожай кормов, пережившие тяжелую зиму белки к весне оказываются крайне истощенными, гон у них задерживается и растягивается, что ведет к повышению процента яловости самок, число выводков сокращается часта до одного, количество детенышей в помете падает в среднем до 2-5, возникают болезни, увеличивается смертность и на пару взрослых при-ходится лишь 1,5 молодых, т. е. прирост составляет всего 75 %. Метеорологические условия тоже порой указывают существенное влияние на колебания численности белки. Так, при ранней весне и следующем затем похолодании часто гибнет первый выводок, а при холодной осени нередко пропадает последний помет. Урожай семян хвойных деревьев подвержен известной цикличности. Например, ель обильно плодоносит через 2-8 лет, сосна — через 2-10, сибирская пихта — через 2-5, сибирская лиственница — через 4-10, а кедр — через 2-10 лет. При этом, чем далее к северу, тем сильнее растянуты циклы плодоношения. Изменения численности белки по годам тоже происходят с известной периодичностью, которая на территории Росии равна 4-7 годам (на юге и юго-западе — 4 годам, на севере Европейской части России, в Западной и частично в Юго-Восточной Сибири — 5, а в северной таежной полосе Красноярского края и в Якутии — чаще 6-7 годам). Эти колебания тесно связаны с колебаниями урожаев семян хвойных пород.

Нередко урожаи хвойных распределяются по территории неравномерно и ограничиваются сравнительно небольшими участками. В этих случаях белки перекочевывают из менее кормных участков в более кормные. Обычно такие перекочевки незначительны, но иногда они принимают массовый характер и выражаются расстояниями до 250 км. Последнее явление особенно типично для северной равнинной тайги, обладающей однообразным лесонасаждением. При таких миграциях белки редко движутся стаями, а идут обычно поодиночке, сохраняя, однако, общее направление, т. е. движутся фронтом, ширина которого может достигать 300 км. Быстрота движения — примерно 3-4 км в час. Через одно место ход белки иногда продолжается в течение двух месяцев. Встречая препятствия — широкие реки, морские заливы, озера, человеческие поселения, безлесные горы, тундру, — ходовые белки стараются их преодолеть. Известны случаи удачной переправы зверьков через Енисей, Амур, Северную Двину, Телецкое озеро, где ширина его равнялась 6 км, наблюдали белок, плавающих в Байкале, в заливах Белого и Балтийского морей; есть указания на попытки белок переплыть Татарский пролив. Обычно миграции происходят осенью и прекращаются с первыми морозами, где бы они ни застали зверьков — в кормном или бедном пищей месте.

Азиатский бурундук (Eutamias sibiricus) размерами меньше белки, имеет короткие уши и пять темных продольных полос на спине. Ведет дневной полудревесный-полуназемный образ жизни. Излюбленные места обитания — кедровые, лиственничные и смешанные леса, где придерживается буреломов, старых гарей, речных долин. Живет в просто устроенных норах, реже поселяется в дуплах упавших деревьев. Питается семенами хвойных деревьев, особенно кедровыми орехами, а также ягодами, грибами, зернами злаков, плодами, отчасти насекомыми. С конца лета делает значительные запасы, которыми питается поздней осенью и ранней весной. Зиму проводит в спячке. В большей части таежной зоны бурундук очень обыкновенный зверек, постоянно попадающийся на глаза. Особенно много его в Южной Сибири и на Дальнем Востоке. Бурундук составляет существенную часть пищи таежных хищников, в частности соболя и бурого медведя, которые съедают не только самого зверька, но и его запасы кедровых орехов. 

Обыкновенная летяга (Pteromys volans) внешностью напоминает белку, но мельче ее, имеет очень большие глаза (что связано с ночным образом жизни), а по бокам ее тела между передними и задними ногами располагается покрытая мехом складка кожи, которая при прыжке растягивается, выполняя роль парашюта. Хотя летяга широко распространена по лесной полосе России, но всюду более или менее редка. Предпочитает глухие участки высокоствольного леса. Свои гнезда летяга устраивает в дуплах — естественных или выдолбленных дятлами. Питание ее в общем сходно с белкой. 

Лесной лемминг (Myopus schisticolor) близок к настоящим леммингам (Lemmus), от которых отличается, наряду с другими признаками, неопушенными ступнями и более коротким мехом, из которого несколько выдаются уши. Хотя этот таежный эндемик широко распространен по всей зоне, он всюду малочислен. Селится лемминг по моховым болотам; питается главным образом мхами, что среди млекопитающих встречается очень редко. Очень характерны красная (Myodes rutilus) и красно-серая (Myodes rufocanus) полевки, населяющие практически всю таежную зону Евразии (а первая — и северо-восточную часть Северной Америки). Свои норки они роют под корнями деревьев, среди валежника, во мху и т. п. Широко распространены также полевка-экономка (Microtus oeconomus) и привязанная к водоемам водяная полевка (Arvicola terrestris). Все эти зверьки служат важной составной частью пищи мелких таежных хищников. Типичный обитатель более южных районов — обыкновенный бобр (Castor fiber) — живет в таежной полосе лишь по берегам рек, поросших лиственными деревьями, побеги и кора которых составляют его основную, а зимой и единственную пищу.

Число видов зайцеобразных низко. Из пищух только северная пищуха (Ochotona hyperborea) широко распространена по Восточной Сибири. Селится она в скалах, на каменистых россыпях, среди бурелома, в камнях по руслам высохших рек. Питается травянистой растительностью и побегами кустов. Бодрствует всю зиму, живя за счет запасов сухой растительности, заготовленной с лета. Местами пищуха многочисленна и служит пищей мелких хищников, в частности соболя.

Характернейший представитель таежной фауны — заяц-беляк (Lepus timidus), распространенный по всей зоне и поднимающийся высоко в горы. Приспособление беляка к жизни в областях, где снег лежит очень долго сплошным покровом, выражается, например, в том, что на зиму зверек становится сплошь белым (лишь кончики ушей остаются круглый год черными). Относительно очень широкие лапы беляка позволяют ему бегать не проваливаясь по рыхлому лесному снегу (отличие от характерного степняка — зайца-русака, белеющего на зиму лишь частично и имеющего узкие, сбитые лапы). В дополнение к этому на лапах к зиме вырастают длинные, жесткие волосы, создавая подобие лыж. Летом беляк питается главным образом травянистой растительностью, зимой — корой и веточками лиственных деревьев и побегами кустарников. Зимние ночи беляк проводит под снегом, а в сильные морозы остается там и на день. Хотя количество беляков и сильно колеблется в разные годы, но вообще это животное очень обычное, местами, особенно в Западной Сибири, даже крайне многочисленное, и служит весьма существенной кормовой базой для таежных хищников, в частности обыкновенной лисицы. Заяц-русак (Lepus europaeus) местами заходит в западно- и среднесибирскую тайгу.

Из копытных млекопитающих наиболее характерный представитель таежной фауны — лось (Alces alces). Этот огромный зверь, превышающий размерами корову, явно предпочитает низменную болотистую тайгу с обильной молодой порослью лиственных пород, особенно ивы. Наиболее охотно держится он по старым гарям, лесосекам, поймам рек, по берегам лесных озер, в болотистых топях с обильной болотной и водяной растительностью. Обусловлено это, с одной стороны, пищей, состоящей в основном из «древесного сена» (листьев, побегов, молодых веток), из коры деревьев (особенно рябины, осины, березы, черемухи, сосны, можжевельника, ивы), из болотной растительности (осоки, кувшинки, рогоза и их корневищ). С другой стороны, лосю необходима вода, так как летом он сильно страдает от жары и столь обильных в тайге кровососущих насекомых. Спасаясь от них, он глубоко входит в воду и подолгу стоит в ней, выставив наружу лишь морду.

Хотя ареал северного оленя (Rangifer tarandus) обнимает практически весь таежный пояс (а в историческое время заходил и в зону широколиственных лесов), но распространен он здесь крайне неравномерно, будучи очень редким или совсем отсутствуя на обширнейших пространствах. В основном его распространение связано с наличием ягельных пастбищ. Зимой олени держатся исключительно на ягельниках, преимущественно в борах-беломошниках, с весны же переходят на открытые угодья, на моховые болота, берега рек и озер, а в горных районах поднимаются в альпийские луга. Там они находят обильные корма и спасаются от докучливого гнуса. Осенью по миновании гнуса олени возвращаются в лес. Таким образом, таежные олени, подобно тундровым, совершают перекочевки, вызванные теми же причинами — пищей и гнусом, но перекочевки таежных оленей, особенно в горных местностях, значительно короче. Столь характерные для таежной полосы лесные пожары имеют особенно пагубное значение для северных оленей. В то время как прочая растительность сравнительно быстро восстанавливается и, пройдя фазу лиственного леса, выгоревшее пространство возвращается в свое первоначальное состояние, покрываясь краснолесьем, сгоревшие ягельники восстанавливаются с трудом, и на это требуется много десятков лет.

В южной, преимущественно гористой части таежной зоны водятся сибирская косуля (Capreolus pygargus), вапити (Cervus canadensis) и обыкновенный кабан (Sus scrofa), более крупные, чем их европейские родственники. Но они не характерны для тайги, хотя местами встречаются в значительных количествах, особенно косуля. При этом последняя идет к северу примерно до 60°, вапити — только до широты северной оконечности Байкала, а кабан не доходит и до нее.

Сибирская кабарга (Moschus moschiferus) — мелкое безрогое копытное, зато верхние клыки ее очень развиты и у самца выдаются далеко наружу. Это типичное горнотаежное животное, широко распространенное по хребтам Восточной Сибири, где оно держится среди скал и каменистых россыпей, поросших лесом. Основную пищу составляют различные лишайники. Собирающая корм кабарга может подниматься по наклонному стволу дерева или прыгать с ветки на ветку до высоты 3-4 м. Как приспособление к бегу в горах можно рассматривать сильное развитие ее задних конечностей, так что у стоящего зверя круп располагается выше холки. 

вперед

в оглавление