Приветствую Вас Гость | RSS

Век млекопитающих - Age of Mammals

Вторник, 31.01.2023, 03:25


Среда обитания

Орангутаны населяют первичные и старые вторичные дождевые леса на болотах, равнинах и холмах. Обычно они встречаются на высоте 200-400 м над ур. моря, но иногда поднимаются в горы на высоту до 1850 м. Плотность популяции наиболее высока в хорошо увлажненных лесах у рек и на торфяных болотах, тогда как более сухие леса вдали от пойменных равнин заселены меньше. Плотность популяции также уменьшается на возвышенностях. Иногда орангутаны посещают луга, возделываемые поля, сады, молодые вторичные леса. 

Количество осадков на Суматре в среднем составляет около 3000 мм в год, влажные сезоны длятся с марта по июнь и с сентября по декабрь. Среднегодовая температура составляет 29,2 °С, однако в различные месяцы она колеблется в диапазоне от 17 до 34,2 °C. Влажность на протяжении всего года составляет около 100 %. На Калимантане еще жарче и более влажно. В год в среднем выпадает 4300 мм осадков. Влажный сезон длится с декабря по май, сентябрь также дождливый, а с июня по август довольно сухо. Температура воздуха колеблется от 18 до 37,5 °C.


    Влажный экваториальный лес на Калимантане.

Орангутаны — это довольно флегматичные животные, которые медленно растут, мало размножаются и долго живут. Их жизнь, довольно спокойная и ленивая, — следствие существования в среде, где смертность невысока, а периоды бескормицы не являются большой проблемой. На Суматре спустившаяся на землю обезьяна может стать жертвой тигра (Panthera tigris sumatrae). Леопард (Panthera pardus) отсутствует как на Суматре, так и на Калимантане. Гораздо более мелкий дымчатый леопард (Neofelis nebulosa), обитающий на обоих островах и хорошо лазающий по деревьям, представляет опасность главным образом для самок и детенышей. Иногда эти обезьяны подвергаются нападениям крокодилов, красных волков (Cuon alpinus) и одичавших собак.

Передвижение


    Залезающий на дерево и брахиирующий самцы-орангутаны.

Орангутаны ведут древесный образ жизни, встречаясь на всех уровнях высоких деревьев. Среди современных древесных млекопитающих они — наиболее крупные. Эти обезьяны раскачиваются на ветвях (полубрахиация), лазают и ходят по ним, причем в большинстве случаев делают это осторожно и без спешки. Полноценно брахиировать способны только молодые особи. Орангутаны никогда не прыгают подобно гиббонам, поскольку слишком тяжелы для этого. Тем не менее, в верхней части леса орангутаны способны передвигаться с не меньшей скоростью, чем та, с которой по земле бежит человек. Обычно при передвижении тело находится в вертикальном положении, нижние конечности под всевозможными углами нащупывают ветки, но наступают на них не всей подошвой, а лишь согнутыми пальцами, верхние же конечности поочередно перехватывают ветви, также предварительно проверяя их на прочность. И кисти, и стопы орангутанов прекрасно приспособлены к хватанию. 


    Передвижение орангутана по древесным ветвям.

Как правило, орангутаны висят, распростершись на деревьях, держась за ветви теми конечностями, которыми им удобнее, а свободными добывают себе пропитание, главным образом плоды. Если же крупные самцы из-за своего большого веса не могут вскарабкаться по тонким ветвям, на которых растут плоды, они попросту усаживаются в середине кроны и начинают ломать или пригибать ветки к себе. Таким способом им удается быстро очистить дерево от плодов, покалечив при этом и переломав множество ветвей.

Иногда обезьяны раскачивают дерево, на котором сидят, из стороны в сторону, пока не появится возможность ухватиться за соседнее дерево, по крайней мере, двумя конечностями. Это получается благодаря их цепкости и способности свободно двигаться в различных направлениях. Орангутаны могут забираться высоко в древесные кроны. Невероятная сила и ловкость позволяет этим животным добраться до пищи, которая иначе была бы недоступна.


    Слева — молодая особь суматранского орангутана (Pongo abelii) на дереве.
    Справа — калимантанский орангутан (Pongo pygmaeus) передвигается по земле.

По сравнению с другими человекообразными обезьянами, орангутаны мало времени проводят на земле, где они более неповоротливы. Самки и детеныши покидают деревья крайне редко, но грузных самцов можно иногда увидеть на земле. Как правило, обезьяны спускаются вниз лишь для того, чтобы перебраться на новое дерево. Здесь они медленно передвигаются на четвереньках, опираясь на тыльные поверхности средних фаланг или на сжатые в кулаки кисти, а также на наружные края стоп. Иногда, при более быстром передвижении, задние конечности забрасываются вперед между передними. Наблюдали орангутанов, ступающих по земле на одних задних конечностях. На Калимантане спустившихся с деревьев обезьян можно увидеть чаще. Это связано с тем, что здесь, в отличие от Суматры, не водятся тигры. Плавать орангутаны не умеют, но иногда их замечали в воде. 


    Самка калимантанского орангутана (Pongo pygmaeus) с детенышем переходит вброд водоем.

Питание

Орангутаны могут съесть очень много и иногда проводят целый день, сидя на дереве с плодами и поглощая их. Установлено, что в рацион этих приматов входит не менее 400 разных видов растений. От 60 до 90 % всего съеденного составляют фруктовые плоды — как спелые, так и недозревшие, особенно со сладкой и мягкой мякотью (дурианы, джекфрут, фиги, рамбутан, личи, мангостин, манго, сливы и др.). Чаще всего обезьян привлекают дуриановые деревья высотой до 30 м, с редкой листвой. Плоды дуриана, похожие на шиповатые футбольные мячи, — любимое блюдо орангутанов. Сорвав плод, они вскрывают его зубами и руками. Затем, засунув внутрь пальцы, извлекают белую мякоть с орешками и поедают ее. 


    Кормящаяся самка калимантанского орангутана (Pongo pygmaeus).

В некоторых местностях основой рациона являются плоды фиговых деревьев, так как они отличаются высокой урожайностью, собирать их довольно просто, и они хорошо перевариваются. Различные виды фиг созревают в разное время года, и эта последовательность является причиной многих локальных перемещений орангутангов. В то же время, они без каких-либо трудностей потребляют даже содержащие токсичный алкалоид стрихнин плоды Strychnos ignatii, единственным видимым эффектом чего у них является разве что усиленное слюноотделение. Даже в периоды неурожая фруктовые плоды могут составлять 16 % всего рациона. Распространяя семена поедаемых фруктов, орангутаны способствуют расселению многих растений. 


    Самец калимантанского орангутана (Pongo pygmaeus) поедает листья.

Помимо этого, орангутаны питаются молодыми листьями, составляющими около 25 % их рациона. Потребление листьев возрастает, когда фруктов становится меньше, но даже во времена их изобилия листва составляет 11-20 % всего поедаемого корма. Листовой и стеблевой материал пальмы Borassodendron borneensis, по-видимому, является важным источником пищи при небольшом количестве плодов. Когда последних не хватает, орангутаны также питаются семенами или сдирают кору с деревьев и лиан с целью добраться до ее внутреннего слоя — луба, именно в такие голодные времена хорошие и крепкие зубы служат им верную службу. Помимо этого, обезьяны регулярно едят побеги, цветы, ягоды и орехи. Отмечены случаи использования растений Dracaena cantleyi и Commelina sp., обладающих противовоспалительным эффектом. Иногда орангутаны лакомятся птичьими яйцами, птенцами, ящерицами, медом, насекомыми, улитками и другими беспозвоночными. Наиболее потребляемыми беспозвоночными являются муравьи, преимущественно из рода Camponotus


    Самец калимантанского орангутана (Pongo pygmaeus) добывает луб.

Имеются сведения и о поедании орангутанами мяса. Например, в индонезийском Национальном парке Гунунг Лесер пара взрослых животных, самец и самка, в течение 3 часов кормились тушей белорукого гиббона (Hylobates lar), съев ее без остатка. Также установлено, что орангутаны острова Суматра (главным образом, самки) иногда охотятся на медленных лори (Nycticebus coucang) — мокроносых приматов весом около 800 г. Одна из самок залезала на дерево (где находилась жертва) и сбрасывала лори вниз, а затем спускалась и приканчивала животное укусом в голову. Видимо, такой способ охоты позволяет орангутану избежать неприятностей, связанных с ядовитой слюной лори. Поедать добычу охотнице помогала ее дочь-подросток, другие особи в этом не участвовали. Скорость потребления мяса лори была небольшой, составляя около 150 г/ч. Примечательно, что большинство случаев охоты и поедания мяса орангутанами приходится на периоды фруктового дефицита. Что касается обезьян, живущих в неволе, то они охотно принимают предложенное им мясо.


    Самка суматранского орангутана (Pongo abelii) с тушкой убитого ею медленного лори (Nycticebus coucang). 

Порой орангутаны поедают богатый минералами грунт. Они могут разрушать трубки из крупинок почвы, устроенные термитами вдоль древесных стволов, а также спускаться вниз, чтобы разрыть и поесть землю. Также орангутаны посещают глинистые и песчанистые обнажения по краям обрывов. Помимо насыщенности микро- и макроэлементами, почва может быть полезна тем, что нейтрализует содержащиеся в растительной пище токсичные танины и фенольные кислоты; также она помогает при кишечных расстройствах — например, диарее. Обычно эти приматы довольствуются влагой, добытой из сочных фруктов, однако если ее недостаточно, они пьют воду, которая скапливается в углублениях стволов, слизывают с шерсти и с деревьев капли дождя, обсасывают мох, орхидеи или свою руку, предварительно опущенную в воду.

В Индонезии с ярко выраженной сменой времен года лето — самая счастливая пора для орангутанов. Благодаря обилию фруктов обезьяны много едят и быстро набирают вес, запасая жир на будущее, на сезон дождей, когда кора и древесина будут их почти единственным средством к существованию. В это неблагоприятное время они по многу дней вынуждены обходятся вообще без еды. Очевидно, именно предрасположенность орангутанов к перееданию при наличии большого количества доступной пищи и является основной причиной их ожирения в неволе.

Отдых

Активность у орангутанов дневная. Они начинают день с кормления в течение 2-3 часов утром. Затем следует полуденный отдых, а ближе к вечеру приматы перебираются на новое место. Как и другие человекообразные обезьяны, на ночь они строят гнезда. Выбрав надежное место, обычно в развилке ветвей, орангутаны ловко обламывают вокруг себя крупные ветки и соединяют их в одной точке, пока они не образуют достаточно надежную платформу. Движения животных размеренные и неторопливые, иногда они заново берут какую-нибудь ветку и перекладывают ее по-другому. Затем полученный каркас оплетается тонкими прутьями и выкладывается сверху листьями, причем они нередко размещаются в "художественном" порядке. Полученная подстилка утрамбовывается. Ночью, особенно во время дождя, орангутаны зачастую укрывают себя ветками или какими-нибудь крупными листьями; иногда сооружается еще один слой платформы для надежной непромокаемой крыши. Судя по всему, при строительстве гнезда обезьяна оперирует определенными техническими знаниями, сознательно выбирая ветки, которые могут выдержать ее вес. Гнезда сооружаются в средней части дерева на высоте 10-20 м от земли, где менее ветрено.


    Гнездо орангутана, вид сверху.

Самка спит в одном гнезде с детенышем, прижимая его к груди. Молодые особи начинают устраивать собственные гнезда примерно с 18-месячного возраста. Другие члены группы, как правило, строят себе отдельные гнезда, иногда помогая друг другу. В этих же гнездах они спят и днем; порой для дневного отдыха устраиваются новые, обычно меньшие гнезда. Обычно гнездо используется одну ночь или несколько ночей подряд, если обезьяны надолго остаются в одном и том же месте. Иногда новое гнездо строится рядом со старым. Спят орангутаны навзничь или на боку с прижатыми к животу ногами, одной или обеими руками держась за сук. Известно, что на сон у них уходит около 60 % всего времени. Пробуждаясь с первыми лучами солнца, они неторопливо потягиваются и почесываются, протирают кулаками глаза и осматриваются. Затем покидают гнездо и направляются завтракать. Самые жаркие полуденные часы орангутаны также любят проводить, дремля в гнездах. Таким образом, основная активность обезьян приходится на утро и вечер.


    Самец калимантанского орангутана (Pongo pygmaeus) отдыхает в гнезде.